Приказ дудаева


Операция по уничтожению первого президента Чечни обошлась российскому бюджету в 600 тысяч долларов

21 апреля 1996 года ракетой выпущенной с российского самолета был убит Джохар Дудаев. С тех пор минуло четыре года. Слухи о том, что чеченский вождь жив, уже давно перестали будоражить народ. Дудаев не потянул на сказочного героя. Он мертв. Мертвее не бывает.
Ликвидацию первого чеченского президента, произведенную ФСБ года можно считать самой успешной операцией российских спецслужб за все время войны на Северном Кавказе. Больше наши чекисты подобных успехов не добивались.
Нам удалось встретиться и поговорить с людьми, которые были непосредственными участниками тех событий. По понятным причинам мы не можем назвать их имена.
Признаться честно, рассказ поверг нас в глубокое уныние. То, каким образом на самой верхушке российской власти принимались решения, обернувшиеся потом, чудовищными, по своей трагичности последствиями для всей страны не может не поражать.

Кто «заказал» чеченского вождя?

Убийство Дудаева было совершено за четыре месяца до заключения позорных для России Хасавюртовских соглашений. Оно уже не было так необходимо и не принесло практически никаких результатов. Так, проигрывающая с сухим счетом, агонизирующая команда предпринимает неожиданную контратаку и забивает в ворота противника красивый гол престижа, который не сказывается на результатах матча.
На самом деле планы физического устранения мятежного генерала вынашивались с самого начала первой чеченской компании. Приказ на его убийство отдал лично Верховный главнокомандуюющий, Президент России Борис Николаевич Ельцин. И это, конечно, была элементарная месть. Месть за бездарность российских полководцев, за собственные роковые ошибки.

Кто вооружил Дудаева?

Конфликт с Чечней, последствия которого мы расхлебываем уже долгие годы, начал зарождаться в сентябре 1991 года. СССР в страшных муках отдавал концы, а новая российская власть, одержав победу над путчистами присматривалась к апартаментам Кремля. Общенациональный Конгресс Чеченского Народа объявил о государственном суверенитете Чеченской Республики, у руля которой встал летчик — генерал, герой афганской войны Джохар Дудаев. В Чечне начали зреть сепаратистские настроения. Возникла идея создания Исламского государства, заложником которой и оказался Дудаев. К 1994 году он зашел уже слишком далеко. Для народа, который только в 1938 году обрел свою письменность, едва ли не насильственно насаждаемый ваххабизм, стал, словно воинским уставом, руководством к действию для борьбы с «неверными».
Прежде всего «неверными» были признаны российские войска, дислоцированные в республике. Как получилось, что все они, до единого солдата в считанные недели покинули Чечню, побросав оружие, технику и снаряжение, знает, наверное, только Павел Грачев. Именно при его молчаливом согласии все это происходило. В итоге казенное добро, включая танки, самолеты, ракетные установки растворилось на чеченских просторах. Оружие в открытую продавалось на грозненских рынках, и потоком шло в Россию. Чеченские бандгруппировки, контролировали тогда почти 50 процентов отечественного бизнеса.
Тем временем в Москве были заняты уничтожением Верховного Совета, и созданием Государственной Думы. До Чечни руки не доходили.
Первой, спустя три месяца после выборов, спохватилась Госдума. 25 марта 1994 года она принимает постановление «О политическом урегулировании отношений федеральных органов власти России с органами власти Чеченской республики». Одновременно в северных, равнинных районах Чечни набирает силу антидудаевская оппозиция, щедро спонсируемая из Кремля и возглавляемая Умаром Автурхановым. Курировать отношения власти и Временного совета Чечни (именно так Автурханов назвал свою организацию) был призван недавно назначенный директором Федеральной службы контрразведки Сергей Степашин. Ему и доверили расправиться, руками оппозиции, с дудаевским режимом. Для удобства совместной работы команде Автурханова выделили под офис несколько номеров в общежитии ФСБ, что в гостинице «Пекин» на Маяковской площади в Москве.
Степашину надо было торопиться. В борьбу за контроль над Чечней вступило нефтяное лобби. Западные бизнесмены согласились инвестировать деньги в нашу нефтяную промышленность с одним условием: Россия должна обеспечить бесперебойный транзит каспийской нефти из стран СНГ на Запад. Единственный трубопровод Кизляр — Грозный — Новороссийск соединяющий Каспийское море с Россией пролегал по территории Чечни. В этот же момент Турция и Азербайджан развили бурную активность в переговорах о перекачке черного золота в обход России, через Турцию и дальше к Средиземному морю. Терять многомиллиардные суммы из-за «какого-то» Дудаева, российское правительство посчитало неприемлемым.

Хотели как лучше

План мероприятий по свержению Дудаева разрабатывали лично Степашин и, почему-то, глава столичного УФСК Савостьянов. (Когда последнего спрашивали, каким боком главный московский чекист относится к Чечне, тот отвечал, что курирует кавказское направление как заместитель директора Федеральной службы контрразведки). Результаты их «гениальных стратегических разработок» известны. Переворот с треском провалился. Уже начавший терять авторитет в республике Дудаев продемонстрировал всему миру плененных российских танкистов, завербованных и обманутых ФСК, чем благополучно вернул себе утраченные позиции. Спустя некоторое время Степашин передоверяет право повторного наступания на те же грабли министру обороны Грачеву. Тот, кидает фразу, что с Чечней можно разобраться за два часа одним парашютно-десантным полком, и, не задумываясь, наступает на хитрый садовый инструмент. В течение трех суток Генеральный штаб составляет план введения войск в Чечню. Грачев знакомит с ним Ельцина и президент принимает роковое решение.
Все это время Дудаев, предчувствуя начало войны, пытается связаться с Борисом Николаевичем по телефону, но безуспешно. Пробиться сквозь администрацию президента, возглавляемую тогда Сергеем Филатовым, было невозможно. По каким-то соображениям, Ельцина просто не ставили в известность о звонках генерала. После восьмой попытки Дудаеву, совершенно случайно, удалось выйти на руководителя СБП Александра Коржакова. Он отчаянно просил мира и давал понять, что пойдет на самые неприемлемые, казалось бы, уступки.
Коржаков в тот же день решил доложить Ельцину о просьбе Дудаева. При разговоре, который состоялся в неформальной обстановке в президентском клубе, присутствовали глава Главного управления охраны Барсуков и первый вице-премьер Сосковец. Все трое просили президента не торопиться с вводом войск, и встретится с Дудаевым. Однако президент был непреклонен. Человек расправившийся с СССР и Горбачевым, раздавивший строптивый парламент, убравший всех кто стоял на пути к власти, не мог взять в толк, почему Он должен разговаривать с неизвестно откуда свалившимся на голову генералом, когда его можно раздавить легким движением мизинца.
Рассказ Коржакова подтверждает и интервью Аркадия Вольского газете «Сегодня»: «13 декабря 1994 года в Ингушетии проходили переговоры между делегациями России и Чечни. По словам Дудаева, они уже были близки к решению вопрса. Речь шла о Татарском варианте. Вдруг, команда из Москвы: прекратить переговоры, Борис Николаевич ожидает Дудаева в Сочи. «Вы, Аркадий Иванович, можете не поверить, — сказал мне Дудаев, — но это был для меня праздник. Я за три дня пошил новую форму. Если бы эта встреча состоялась, поверьте мне, ничего бы не было. Но я шью форму — и вдруг вводятся войска. Так же нельзя! Поймите: я же не сам по себе. Нравится вам или не нравится — я президент».
Перед началом ввода войск, Ельцин, под давлением рвущихся в бой и конкурирующих между собой силовиков, созвал Совет безопасности. На нем Грачев, стоя с указкой у карты, словно отличник на экзамене, рассказал собравшимся о плане «блицкрига». За наведение порядка в Чечне с помощью армии члены Совбеза голосуют единогласно. Среди них был и министр юстиции Юрий Калмыков. Он сидел напротив карты и скрупулезно копировал ее в свой блокнот. В этот же день Калмыков вылетел на Северный Кавказ и детально ознакомил руководство Чечни с планами Кремля. Генералы назвали этот поступок предательством.
Таким образом, эффекта внезапности добиться не удалось. Но военачальники настолько были уверены в своих силах, что отложили операцию всего на неделю и даже не стали вносить изменения в план.
11 декабря войска вошли на территорию Чечни. Беды у армии начались еще в Ингушетии, где народ, как по команде встал на пути танков и пролилась первая кровь. Калмыков старался не зря.
14 декабря Дудаев получает от Ельцина ультиматум с требованием сложить оружие. Но не тут-то было. На угрозу Кремля чеченцы ответили многочисленными нападениями на наши колонны. Войска увязли. То, что Грачев хотел осуществить за два часа одним полком, не удалось сделать всем вооруженным силам за 6 лет.
К Грозному подошли только в канун нового года.

День рождения — праздник детства

1 января, в свой день рождения, Грачев бросает армию на штурм чеченской столицы, который оборачивается самым кровопролитным сражением за всю историю обеих чеченских войн. Министр по-прежнему уверен в своих силах, по-прежнему готов закидать шапками любого противника. Поэтому ни что не мешает ему в перерывах между оперативными совещаниями отпраздновать день рождения в экзотических полевых условиях, под звук артиллерийской канонады. Поздравить Грачева прилетел Олег Сосковец, который, войдя в ставку, сразу попал в объятья, разгоряченного крепкими «фронтовыми», Сергея Степашина. Рассказывают, что руководитель российской контрразведки наградил гостя таким горячим поцелуем, что у того образовалась кровавая гематома на губе. Сосковцу две недели приходилось скрываться от объективов телекамер.
Ожесточенные бои за Грозный продолжались целый месяц. Похоронки на юных не обстрелянных солдат шли в Россию тысячами. Дудаев со своей армией покинул город 8 февраля, а окончательный контроль над, стертой с лица земли столицей республики, был установлен только в начале марта.

Приступить к ликвидации

После Грозного позор Российского руководства продолжался. 14 июня 1995 года Басаев совершает налет на Буденовск, после которого Степашин, глава МВД Ерин и представитель президента в Чечне Егоров покинули свои посты, а Кремлю пришлось пойти на заключение временного перемирия с боевиками и начать переговоры. Российская сторона, с согласия президента, открыто предлагала генералу Дудаеву переправиться в одну из мусульманских стран, что в тогдашнем положении выглядело весьма глупо. В октябре, после покушения на командующего российской группировкой генерала Романова, мирный диалог был сорван.
У Ельцина началась страшная депрессия. По словам Коржакова он плакал и пил два дня, говорил, что генералы его обманули, что война с Чечней его самая ужасная ошибка в жизни.
Переживания сказались на здоровье Бориса Николаевича. 26 октября он слег в больницу, а приступил «к работе с документами» и восстановил «крепкое рукопожатие» лишь к концу декабря.
Сразу после наступления 1996 года произошла новая трагедия. Радуев нападает на дагестанский город Кизляр, затем беспрепятственно перемещается в Первомайское и так же беспрепятственно уходит из блокированного «38-ю снайперами» села обратно в Чечню. Опозоренный на весь мир президент в бешенстве отдает приказ на устранение Дудаева. Моховик был запущен.

Мы спросили наших собеседников: кто виноват в смерти Джохара Дудаева? Они улыбаясь ответили: «Боровой». Константин Натанович действительно стал невольным виновником смерти чеченского президента. Дудаев регулярно связывался с Боровым по своему спутниковому телефону. После каждого сеанса связи они договаривались, когда состоится следующая беседа. В результате Боровой стал последним человеком, с которым разговаривал Дудаев. Вот выдержка из интервью Борового газете «Сегодня»: «Я действительно разговаривал с ним по телефону 21 апреля. Это было примерно в восемь вечера. Разговор прервался. Однако наши разговоры прерывались очень часто. Он мне звонил иногда по несколько раз в день. Я не уверен на сто процентов, что ракетный удар произошел во время нашей последней с ним беседы. Но больше на связь он со мной не выходил».

Работа велась сразу по нескольким направлениям, однако подобраться к очень осторожному генералу, в ближайшее окружение которого входили исключительно родственники, было крайне тяжело. Двое агентов были вычислены и убиты, при первой же попытке внедриться в свиту Дудаева. Третьему удалось устроиться помощником к личному повару президента Чечни, но и его в итоге разоблачили. Между тем, назначенный вместо Степашина главным контрразведчиком страны, Михаил Барсуков, регулярно звонил в Опергруппу ФСБ в Чечне и кричал: «Когда вы привезете голову Дудаева? Меня каждый день е. президент. Он снимет меня — я сниму вас!»
Вода камень точит. В конце концов, нескольким завербованным чеченцам все же удалось вплотную приблизиться к лидеру сепаратистов. Мнение о чеченцах, как о самых отчаянных патриотах, сплошь повязанных родственными связями в корне не верно. За деньги большинство из них пойдет на все. Вопрос только в сумме.
Изначально, на низовом уровне разведки, задача ставилась выкрасть Дудаева. Для этого агенты должны были обеспечить коридор для спецназа. Вариант оказался невыполнимым. Тогда поставили задачу взорвать чеченского вождя, заложив бомбу либо в его автомобиль, либо на дороге, по которой он будет проезжать.
В тот же самый период, подключенный к операции, научно-технический отдел ФСК вышел на Барсукова с весьма заманчивым предложением. По разведданным, Дудаев часто пользовался спутниковым телефоном «Инмарсат», подаренным, якобы, американцами. Ученые предложили изготовить прибор, который перехватывал бы луч, идущий от телефона на спутник, фиксировал точные координаты абонента и передавал их бомбардировочной авиации.
Приблизительная стоимость разработки и изготовления данной техники составила 1 миллион 200 тысяч долларов. Ельцин, не задумываясь, распорядился выделить требуемую сумму. Учителя и врачи, напомним, в это время месяцами не получали зарплату, а шахтеры стучали касками у Белого дома.
В научный коллектив вошло 30 человек. В предельно короткие сроки аппаратура была сделана. Ученые сделали президенту подарок. Уложились в 600 тысяч долларов и этим долго гордились.
Испытания прибора состоялись на одном из военных полигонов. Результат превзошел все ожидания. Ракета поразила цель величиной с табуретку. Через две недели Дудаев отправился к Аллаху.
Операция была столь секретной, что даже находившиеся в окружении Дудаева агенты ФСБ о ней не знали. Вечером 21 апреля 1996 года экипаж российского самолета дальнего радиолокационного обнаружения А-50 (аналог американского «Авакса»), с установленным на его борту специальным прибором для перехвата сигнала от спутникового телефона, получил приказ на взлет. Набрав высоту 22 тысячи метров, он начал кружить над Чечней. Одновременно кортеж Дудаева выехал в район села Рошни-Чу.(?) Через полчаса в небо взмыла пара фронтовых бомбардировщиков Су-24, которая, израсходовав все топливо, но так и не получив координат предполагаемого удара, вернулась на аэродром для дозаправки, и тут же вылетела повторно.
Остановив свою «Ниву» в поле, Дудаев развернул телефон «Инмарсат» на капоте автомобиля, поймал сигнал со спутника и набрал номер Борового. Вся его свита находилась от шефа на довольно почтительном расстоянии, чтобы не слышать с кем и о чем говорит президент. Сам Дудаев, так же отошел с трубкой от аппарата на несколько метров. Дело в том, что он боялся попасть под излучение исходящее от телефона. Через считанные секунды прибор на А-50 поймал луч и передал целеуказание на «СУшки». Еще через мгновение две ракеты устремились к цели. Первая просто воткнулась в землю и не разорвалась. Вторая точно угодила в «Ниву». По рассказам агентов, которые, повторяем, ничего не знали об операции и чудом остались живы, Дудаеву снесло полчерепа. С ним погибли представитель ЧРИ в Москве Хамад Курбанов и еще двое человек, один из которых работал на ФСК.
Руководителю ФСК Барсукову доложили, что Дудаев мертв, и что от него остался лишь кусочек одежды. Искажения при докладе можно объяснить тем, что подчиненные хотели поразить начальство результатом операции.

Это интересно:  Субсидии на погашение ипотеки при рождении

22 апреля Ельцин находился с визитом в Хабаровске. После официальной части кремлевская делегация направилась в один из местных ресторанов на обед. В разгар застолья, к президенту подошел офицер отвечающий за правительственную связь и сказал, что на проводе директор ФСК со срочным сообщением. Борис Николаевич уединился в отдельном зале. Собравшиеся слышали, как оттуда доносились отдельные фразы: «Это железно. Это правда. Ну, спасибо. С меня героя!» Вернулся президент к столу совершенно преображенным, и даже приплясывал. Он сразу взял слово и произнес тост, начинавшийся словами: «Сегодня у нас праздник. » На утро все агентства передали новость номер один: Дудаев убит.
Приближалась предвыборная кампания. Военные действия слегка затихли. Ельцин прилетел в Чечню и сообщил солдатам, что война окончена. Однако выборы прошли, а оставшаяся без предводителя и, как считали в Москве, деморализованная армия боевиков за один день захватила Грозный, который наши войска штурмовали два месяца.
Потом был Хасавюрт и три года безвластия в Чечне.
Об участниках операции по ликвидации Дудаева Ельцин, обещавший их наградить, забыл довольно быстро. Но, благодаря генералам из ближайшего окружения президента, ближе к лету 1996 года о них вспомнили. На 30 человек было выделено 100 тысяч долларов премии, которую без шума и вручили. А Барсуков героя так и не получил.

Уголок неба. 2004 (Страница: Дата модификации: )

«ХОЗЯИН КРЕПКО ЗАСНУЛ»

С самого начала войны за Дудаевым охотились наши спецслужбы. Три покушения закончились неудачей, четвертое дало положительный результат.

Первый раз, рассказывают, промахнулся снайпер, и пуля только слегка задела папаху Дудаева. Второй раз взорвавшаяся мина, заложенная на пути следования его машины, лишь перевернула автомобиль. А третий раз Дудаев спасся чудом — он вместе с охраной покинул дом за пять минут до того, как его разнесла в щепки авиационная ракета.

4 апреля 1996 года Дудаев разместился со своим штабом в Гехи-Чу — селе в Урус-Мартановском районе, находящемся к юго-западу от Грозного. Дудаевы — Джохар, Алла и их младший сын Деги, которому на тот момент было двенадцать лет, — расположились в доме младшего брата генерального прокурора Ичкерии Магомета Жаниева.

Днем глава Ичкерии обычно находился дома, а в темное время суток пребывал в разъездах. «Джохар, как и раньше по ночам, объезжал наш Юго-Западный фронт, появляясь то тут, то там, постоянно бывая рядом с теми, кто удерживал позиции», — вспоминала Алла Дудаева.

Кроме того, ее муж регулярно выезжал в близлежащий лес для сеансов связи с внешним миром, осуществлявшихся посредством установки спутниковой связи «Immarsat-M». Звонить прямо из дома ичкерийский президент избегал, опасаясь, что российские спецслужбы могут засечь его местоположение по перехваченному сигналу.

С одного из таких сеансов связи, состоявшегося за несколько дней до смерти Дудаева, генерал и его свита вернулись раньше обычного. «Все были очень возбуждены, — вспоминала Алла. — Джохар, напротив, был вне обыкновения молчалив и задумчив. Мусик (телохранитель Муса Идигов. — Авт.) отвел меня в сторону и, понизив голос, взволнованно зашептал: «Сто процентов бьют по нашему телефону».

…21 апреля 1996 года российские спецслужбы запеленговали сигнал от спутникового телефона Дудаева в районе Гехи-Чу. В воздух были подняты два штурмовика Су-25 с самонаводящимися ракетами. Предположительно, Дудаев был уничтожен ударом ракеты прямо во время разговора по телефону с депутатом Госдумы Константином Боровым, являвшимся его неформальным политическим советником.

Алла Дудаева в интервью газете «Коммерсантъ» рассказывала, что находилась рядом с Джохаром в момент его смерти: «…Джохар начал говорить с Боровым. Он сказал мне: «Отойди к оврагу». И вот я стою вместе с Вахой Ибрагимовым на краю оврага, ранняя весна, птицы поют. А одна птица плачет — как будто стонет из оврага. Я тогда не знала, что это кукушка. И вдруг — за моей спиной удар ракетой. Метрах в двенадцати я стояла от Джохара, меня сбросило в овраг. Боковым зрением увидела желтое пламя. Стала вылезать. Смотрю — «уазика» нет. И тут второй удар. На меня сверху упал один из охранников, он меня закрыть хотел. Когда стихло, он поднялся, а я услышала плач Висхана, племянника Джохара.

Выкарабкалась, не пойму, куда все исчезло: ни «уазика», ни Вахи Ибрагимова, иду как во сне и тут споткнулась о Джохара. Он уже умирал. Я не слышала его последних слов, но он успел сказать нашему охраннику, Мусе Идигову: «Доведите дело до конца». Мы его подняли, отнесли до второго «уазика», потому что от первого осталась груда металла.

Хамад Курбанов и Магомед Жаниев погибли, Ваха был ранен. Джохара положили на заднее сиденье «уазика», рядом с шофером сел Висхан, а я забилась сзади у окошка. За Вахой они должны были потом приехать. Они еще думали, что Джохара можно спасти. Хотя я уже тогда поняла, что нельзя, я нащупала у него в голове, справа, такую яму».

Некоторые подробности этой операции содержаться в публикации Виктора Баранца «Чеченский осведомитель сдал Дудаева за миллион долларов» (апрель 2011 года). Корреспондент «Комсомолки» побеседовал с бывшими офицерами ГРУ полковниками запаса Владимиром Яковлевым и Юрием Аксёновым, которые в апреле 1996 года участвовали в акции по устранению лидера чеченских сепаратистов.

«Через свою чеченскую агентуру мы добыли информацию, что Дудаев намеревается выходить на связь в таком-то квадрате… И даже примерное время мы уже знали. Потому была объявлена полная боеготовность… В тот день всем нам — и наземникам, и летчикам, везло, как никогда. Дудаев еще подъезжал к Гехи-Чу, а самолет в Моздоке уже выруливал на взлетку… Это мы потом уже узнали, что Дудаев был там с женой, помощниками, охранниками. Они и приехали на пустырь. Развернули спутниковый телефон. В тот раз говорил Дудаев действительно дольше обычного. Мы слышали отдаленный гул самолета, потом прогремел оглушительный взрыв. Через несколько часов мы получили подтверждение «с той стороны», что труп Дудаева готовят к похоронам… В штаб было передано кодированное сообщение — что-то типа «Хозяин крепко заснул»… Всё».

Место погребения Дудаева неизвестно до сих пор… Оно находится на юге Чечни на одном из сельских кладбищ. По утверждению проживающего в Лондоне Ахмеда Закаева, останки были перезахоронены в канун или же с началом второй военной кампании на Северном Кавказе.

СОВЕТСКИЙ АВИАТОР

Джохар Дудаев предположительно родился 15 февраля 1944 года в селе Первомайском Галанчожского района Чечено-Ингушской АССР (ныне Ачхой-Мартановский район Чеченской Республики). Он был самым младшим, тринадцатым ребенком ветеринара Мусы и Рабиат Дудаевых. У него было три брата и три сестры родных и четыре брата и две сестры единокровных (дети его отца от предыдущего брака).

Точная дата рождения неизвестна: во время депортации потерялись все документы, а из-за большого числа детей родители не могли припомнить все даты. Алла Дудаева в своей книге «Миллион первый: Джохар Дудаев» пишет, что годом рождения Джохара мог быть 1943-й, а не 1944-й.

Джохар был выходцем из тейпа Ялхорой. Его мать Рабиат принадлежала тейпу Нашхой, родом из Хайбаха. Через восемь дней после его рождения, в феврале 1944 года, семья Дудаевых была депортирована в Павлодарскую область Казахской ССР в ходе массового выселения чеченцев и ингушей.

Когда Джохару было шесть лет, умер отец. В то время как его братья и сестры учились плохо, часто пропускали школу, Джохар отличался хорошей успеваемостью и даже был избран старостой класса.

Через какое-то время Дудаевых, вместе с другими депортированными кавказцами, перевезли в Чимкент. Там Джохар проучился до шестого класса, после чего в 1957 году семья вернулась на родину и поселилась в Грозном.

В 1959 году Дудаев окончил среднюю школу №45, затем стал работать электриком в СМУ-5. Одновременно он учился в десятом классе вечерней школы № 55, которую окончил через год.

В 1960 году Джохар поступил на физико-математический факультет Северо-Осетинского педагогического института. Однако после первого курса, тайком от матери, он уехал в Тамбов, где, прослушав годичный курс лекций по профильной подготовке, поступил в Тамбовское высшее военное авиационное училище летчиков имени Марины Расковой (1962-1966 годы).

По окончании училища в 1966 году Дудаев был направлен в 52-й Гвардейский инструкторский тяжелый бомбардировочный авиационный полк, который базировался на аэродроме Шайковка Калужской области. Первая должность — помощник командира воздушного корабля.

В 1968 году Дудаев стал коммунистом. В 1971 году поступил, а в 1974-м окончил командный факультет Военно-воздушной академии имени Юрия Гагарина.

Это интересно:  Договор каждый месяц заключаются

С 1970 года он проходил службу в Забайкалье, в 1225-м тяжелом бомбардировочном авиаполку, место базирования — гарнизон Белая в Усольском районе Иркутской области. Там в последующие годы последовательно занимал должности заместителя командира авиаполка, начальника штаба, командира отряда и командира части.

В 1982 году Дудаев был назначен начальником штаба 31-й тяжелой бомбардировочной дивизии, а в 1985 году переведен в Полтаву, начальником штаба в 13-ю Гвардейскую тяжелую бомбардировочную авиационную дивизию.

По словам бывших сослуживцев, Джохар Мусаевич был вспыльчивым, эмоциональным и одновременно чрезвычайно честным и порядочным человеком. Отвечал, помимо всего прочего, за политическую работу с личным составом.

В 1988 году Дудаев принимал участие в войне в Афганистане. Он совершал боевые вылеты в западные районы на борту бомбардировщика Ту-22МЗ, внедряя методику так называемых ковровых бомбардировок позиций противника. Впрочем, сам Дудаев факт своего активного участия в военных действиях против исламистов в Афганистане всегда отрицал.

Бывший министр обороны Павел Грачёв, говоря о своих афганских встречах с Дудаевым, вспоминал, что они дважды общались, на базе ВВС в Баграме и в Кабуле: «Мы согласовывали взаимодействие дальней авиации и десантников. Джохар Дудаев был инициатором и разработчиком применения так называемых ковровых бомбежек в условиях Афганистана. Хороший офицер. Советской закалки, наше училище окончил, грамотный…»

С 1989 года Дудаев был командиром стратегической 326-й Тарнопольской тяжелой бомбардировочной дивизии 46-й воздушной армии стратегического назначения. Место базирования — город Тарту, Эстонская ССР. Одновременно он исполнял обязанности начальника военного гарнизона. Звание генерал-майора авиации ему было присвоено в 1989 году.

«Дудаев был хорошо подготовленный офицер, — вспоминал Герой России генерал армии Пётр Дейнекин. — Он окончил академию имени Гагарина, достойно командовал полком и дивизией. Твердо управлял авиационной группой при выводе советских войск из Афганистана, за что был награжден орденом Боевого Красного Знамени. Его отличали выдержка, спокойствие и забота о людях. В его дивизии была оборудована новая учебная база, обустроены столовые и аэродромный быт, наведен твердый уставной порядок в гарнизоне Тарту. Джохару по заслугам было присвоено звание генерал-майора авиации».

СМЕНА ВЕХ. ЗАХВАТ ВЛАСТИ

Советский Союз, уничтожаемый изнутри, доживал «последние дни», и Дудаев решал, по какому пути ему идти дальше. 23-25 ноября 1990 года в Грозном прошел Чеченский национальный съезд. Главой Исполнительного комитета был приглашен свой «варяг» Джохар Дудаев.

После январских событий в Вильнюсе, куда по приказу или с ведома Горбачёва были направлены войска и спецназ КГБ, Дудаев выступил на эстонском радио, заявив, что если советские войска будут отправлены в Эстонию, он не пропустит их через воздушное пространство.

По воспоминаниям Галины Старовойтовой, в январе 1991 года, во время визита Бориса Ельцина в Таллинн, Дудаев предоставил Ельцину свой автомобиль, на котором тот возвратился в Ленинград.

В марте 1991-го Дудаев потребовал самороспуска Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР. В мае, будучи уволен в запас, он принимает предложение вернуться домой и возглавить нарастающее общественное движение.

9 июня 1991 года на второй сессии Чеченского национального съезда Дудаев был избран председателем Исполнительного комитета Общенационального Конгресса чеченского народа. С этого момента Дудаев в качестве руководителя Исполкома ОКЧН формирует параллельные органы власти. По его словам, депутаты «не оправдали доверия», они — «узурпаторы».

События 19-21 августа 1991 года в Москве стали катализатором обострения политической обстановки в республике. Чечено-Ингушский республиканский комитет КПСС, Верховный Совет и правительство поддержали ГКЧП, но ОКЧН выступил против ГКЧП.

19 августа по инициативе Вайнахской демократической партии Яндарбиева на центральной площади Грозного начался митинг в поддержку российского руководства. Однако после 21 августа (провал ГКЧП в Москве) он стал проходить под лозунгами отставки Верховного Совета вместе с его председателем.

4 сентября произошел захват грозненского телецентра и Дома радио. Дудаев зачитал обращение, в котором назвал руководство республики «преступниками, взяточниками, казнокрадами». И объявил, что с «5 сентября до проведения демократических выборов власть в республике переходит в руки исполкома и других общедемократических организаций».

6 сентября Верховный Совет ЧИАССР был разогнан вооруженными сторонниками ОКЧН. Дудаевцы избили депутатов и выбросили из окна третье этажа председателя Грозненского горсовета, первого секретаря горкома КПСС Виталия Куценко. Глава города погиб, а более сорока депутатов, получили травмы. Спустя два дня дудаевцами был захвачен аэропорт «Северный» и ТЭЦ-1, блокирован центр Грозного.

Муса Мурадов, бывший главный редактор газеты «Грозненский рабочий», вспоминал: «В конце октября 1991 года в редакцию газеты «Грозненский рабочий» приходит генеральный прокурор независимой Ичкерии Эльза Шерипова и кладет мне на стол текст основного закона: «Публикуй!». Машинописный текст изобилует опечатками. В некоторых абзацах вместо «Чечня» фигурирует «Судан» и названия прибалтийских республик: документ был наспех скомпилирован из конституций этих стран. «Это пустяки, — говорит генеральный прокурор, исправляя ошибки. — Нам нужно как можно скорее зафиксировать суверенитет. Народ устал, он не может ждать».

27 октября 1991 года в Чечено-Ингушетии прошли президентские выборы, победу на которых одержал Дудаев, набравший 90,1 % голосов. Своим первым декретом он провозгласил независимость Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ), что, впрочем, не было признано ни российскими властями, ни какими-либо иностранными государствами.

ВСТРЕЧА С ДУДАЕВЫМ

Мне и фотокорреспонденту Дмитрию Борко довелось быть первыми московскими журналистами, кто беседовал с Джохаром Дудаевым сразу же после победы мятежников. Произошло это так. Меня вызвал наш главный редактор Геннадий Ни-Ли и буднично сказал: «В Грозном власть захватил Дудаев, в городе беспорядки… Слетай-ка в Грозный и возьми у него интервью».

Фактически Геннадий Павлович выбрасывал меня с лодки в реку — выплывет, не выплывет… За что я ему благодарен! Можно было отказаться. Но я взял «под козырек» и ринулся в Белый дом, где являлся парламентским корреспондентом, чтобы в депутатской кассе взять билет на самолет «Москва — Грозный».

Несмотря на долю авантюризма, я прекрасно отдавал себе отчет о возможных последствиях этого предприятия. А потому запасся «вверительными грамотами» — двумя официальными обращениями на имя Дудаева, на бланках. Их подписали ответственный секретарь Конституционной комиссии Съезда народных депутатов РФ, сопредседатель Социал-демократической партии России (СДПР) Олег Румянцев и глава парламентского комитета Николай Травкин — Герой Социалистического Труда, председатель Демократической партии России (ДПР).

Собственно, эти солидные бумаги и помогли мне найти дорогу к Дудаеву, поскольку по прилете в Грозный, на площади перед бывшим Чечено-Ингушским рескомом КПСС, я был задержан как «агент КГБ». А на следующий день меня принял Дудаев, и мы два часа провели в содержательной беседе.

Вспоминая ту встречу, хочу отметить главное: на тот момент Дудаев оставался еще советским и военным человеком. Это было видно по всему — по ментальности, манере держаться и речевым оборотам. Запомнилась одна его фраза: «Чечня — это последняя советская республика Советского Союза». Не знаю, что он в нее вкладывал, поскольку сам до этого поддерживал Бориса Ельцина в его противостоянии с союзным Центром.

Дважды во время разговора в кабинет наведывался глава Вайнахской демократической партии Зелимхан Яндарбиев — будущий глава Ичкерии, которого, уже в эмиграции, подорвали в Дохе (Катар), когда он возвращался домой после пятничной молитвы.

Тогда, осенью 1991 года, никто, думаю, не мог бы предположить, что этот мрачный шизофреник с примороженным взглядом, возглавлявший детский журнал «Радуга», станет одним из идеологов ваххабизма.

При появлении Яндарбиева, который садился и молча слушал, о чем мы разговариваем, Дудаев менялся буквально на глазах; он начинал в возбужденной манере сыпать претензиями и резкими обвинениями в отношении Москвы.

Посидев минут пять, Яндарбиев, не проронив ни слова, вставал и уходил, после чего Дудаев успокаивался и продолжал беседу в прежнем ключе. И так продолжалось дважды. Это меня навело на мысль, что Дудаев подвержен влиянию своего ближайшего окружения, являясь его заложником — что, собственно, и показали дальнейшие события.

Узнав, что с корреспондентом из Москвы Дудаев проговорил два часа, со мной решил встретиться лидер движения «Даймохк» («Отчизна») Леча Умхаев — бывший депутат Верхового Совета ЧИ АССР.

Когда в августе 1990 года неформальной группой чеченской интеллигенции был создан оргкомитет по созыву 1-го съезда чеченского народа, в который вошли представители практически всех партий и общественных движений, авторитетные и уважаемые в республике люди, председателем ОК был избран Леча Умхаев.

Именно он, Леча Умхаев, был утвержден съездом первым заместителем Дудаева.

Возглавляя умеренное крыло Общенационального комитета чеченского народа, Умхаев разобрался в ситуации и вместе со своими сторонниками вышел из руководства ОКЧН.

И вот теперь он сидел в номере гостиницы «Кавказ» и рассказывал мне, случайному, в общем-то, гостю из столицы, что является тем, кто, к сожалению, непосредственно приложил руку к приглашению Дудаева в республику, что в Москве не понимают — Дудаев никакой не демократ, а амбициозный лидер, и им вертит его радикальное окружение. И что все это, в итоге, приведет к большой беде.

Умхаев настоятельно просил донести эту позицию до столичных читателей и тех политиков, с кем я общаюсь. Время показало, что Умхаев был абсолютно прав в своих оценках и прогнозах. Дудаев закусил удила, да и сама логика событий несла его силой и напором горной реки.

Тем временем демократы и вчерашние партийцы от КПСС, сменившие масть, с упоением и ожесточением делили в Москве шкуру убитого советского медведя. Когда же спохватились, то было уже поздно.

После безнаказанного убийства Юрия Куценко и отсутствия какой-либо реакции Москвы на захват дудаевцами здания Верховного Совета в Грозном, начался геноцид русскоязычного и нечеченского населения республики, ликвидация людей, подозреваемых в связях с госбезопасностью, и выдавливание из республики тех чеченцев, которые не поддерживал отделение от России. Только Грозный покинуло 200 тысяч жителей при полном равнодушии российской власти и мировой общественности.

С момента провозглашения независимости Дудаев объявил курс на построение государства чеченского народа. После вступления в должность президента он издал приказ о помиловании заключенных тюрем и колоний. Амнистия, а также большая безработица в дотационном регионе России сыграли важную роль в будущих преступлениях боевиков и криминальных элементов против мирного населения.

В интервью от 6 июля 2006 года корреспонденту французского еженедельника «Пари-матч», известному писателю и публицисту Мареку Хальтеру президент Владимир Путин заявил прямым текстом: «…В последние годы на территории Чечни мы наблюдали широкомасштабный геноцид в отношении русского народа, в отношении русскоязычного населения. К сожалению, на это никто не реагировал. Никто не реагировал даже на набеги на российскую территорию, которые осуществлялись все эти годы. Власть не реагировала на массовые похищения людей. Вы знаете, что число похищенных людей в Чечне составило около двух тысяч человек! Интересы экстремистов не имели ничего общего с интересами чеченского народа. В республике начались похищения чеченцами чеченцев, чего в истории Чечни раньше никогда не было» (цитата по kremlin.ru).

Он же сказал спустя два года, во время прямой линии 19 декабря 2002-го, что в Чечне «в результате этнических чисток погибло до 30 тысяч человек, а может быть, даже и больше» («Прямая линии с Президентом Российской Федерации В. В. Путиным». «Олма-Политиздат», 2003 год).

Глава государства, давая эти и другие оценки, опирался на сведения и документы силовых структур. Так, согласно оценке генерал-полковника Валерия Баранова, возглавлявшего Объединенную группировку войск на Северном Кавказе, «резкий отток русскоязычного населения был вызван в первую очередь сменой политического режима и проводимой им политикой геноцида в отношении русскоязычных граждан» (Валерий Баранов. «От военных действий — к выполнению полицейских функций». «Военно-промышленный курьер», № 4, февраль 2006 года).

О том, что творилось в Ичкерии при Дудаеве, свидетельствуют материалы Парламентской комиссии Государственной Думы по исследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике («Лавента», 1995 год). Комиссию возглавлял депутат, кинорежиссер, публицист и общественный деятель Станислав Говорухин.

…Такова цена распада империй и безразличия временщиков к судьбам сограждан.

Это интересно:  Какой штраф за стертые номера 2018

ПАСПОРТ ДЛЯ ДУДАЕВА

О том, что Джохару Дудаеву был предложен Ельциным иорданский паспорт (при условии покинуть охваченную войной республику), а также о том, что предшествовало началу войны, мне рассказал глава Российского Союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Аркадий Вольский.

Мы встретились в июле 2005 года по протекции Героя Советского Союза Геннадия Николаевича Зайцева. Пять часов, проведенных у Вольского в кабинете на Старой площади. В общей сложности пять встреч. Большая часть была записана на магнитную ленту, меньшая — в блокнот, от руки.

Аркадий Иванович относился к числу тех, кого принято называть политическими тяжеловесами. Почему — сразу не поймешь. Неброская внешность, простоватые манеры, неспешность опытного аппаратчика… Но были в его облике и манере общаться с людьми разного уровня и круга фантастическое обаяние и внутренняя спокойная сила. А главное, он был смелым и мужественным человеком — Афганистан, Чернобыль, Нагорный Карабах, Приднестровье, Пригородный район Северной Осетии, Чечня…

— Аркадий Иванович, на Ваш взгляд, ситуация декабря 1994 года и вооруженная фаза конфликта, — они были предопределены?

— Мне трудно ответить на этот вопрос. Но, если судить по заявлению Руцкого, который достаточно близок был ко всем этим делам, я думаю — да. Если судить по рассказам самих чеченцев — думаю, что предопределен.

Ну, во-первых, мы сами, честно говоря (если взять Бурбулиса и других), привезли туда Дудаева. Привезли и бросили. Во-вторых, оставили все оружие. Даже больше, чем там было! Не знаю, видно, части уходили — и оставляли. В-третьих, мы оставили даже самолеты в аэропорту «Северный». Ну, ты все это знаешь великолепно. Поэтому, я думаю, война была неизбежна. Но! Когда я с Дудаевым встречался, а встречался я в очень тяжелых условиях…

— Расскажите, пожалуйста.

— У меня было секретное (теперь уже что скрывать?) задание: предложить Дудаеву паспорт, деньги, самолет — и улететь из Чечни за рубеж.

— В 1995 году?

— Да. Но поскольку его привезти в Грозный мы не могли, естественно, после всей этой войны, поэтому пришлось мне ползти в горы, на карачках. Целые сутки добирался по непролазной грязи, «на животе».

— С охраной, как положено?

— С чеченцем, который знал, где он живет. В горах. С какой охраной, ты что?! Они бы не пустили никого. Мало ли что. Боялись покушения, и так далее. Ну вот. И когда мы приехали… А я ведь чуть не соврал. Охраны у меня не было, но один человек со мной был, который назывался моим помощником.

— А кто это был?

— Условное название — помощник президента Российского Союза промышленников и предпринимателей. А если будут проверять, я кабинет здесь ему устроил. С его фамилией. Ну, это не важно. Его не пустили на переговоры, но он все-таки стоял. Невооруженный.

И мне Дудаев, отвечая на мои слова: «У меня есть поручение президента предложить вам паспорт — иорданский. Вот деньги, вот самолет. Все. Спасибо за службу Советской Армии и за командование авиационной дивизией стратегического назначения», — сказал: «Аркадий Иванович, вы меня оскорбили этим предложением. Я понимаю, что оно исходит не от вас. Вы — исполнитель. Никуда я от своего народа не уеду. Никуда я из России не уеду. Ичкерия, а также Россия — это моя Родина. Я считаю, что если бы сохранился Советский Союз, ничего бы тут не было. Я считаю, что если бы безумия с разделением Чечни и Ингушетии не было сделано, то ничего бы (трагического) тоже не произошло. Я считаю, что если бы вы не поддерживали группу недобросовестных людей в нашей республике, то этого тоже не было. Поэтому, я лучше погибну здесь, но никуда не поеду».

Дудаев смертельно обиделся на мое предложение. После этого мы перекусили шашлыком и начали говорить о том, как он, естественно, был членом партии и как он сейчас, хотя и принял ислам, но все равно, понимает: демократия, свобода и так далее. «Ваши выдумывают относительно слов в Коране «убей гяура», — сказал Дудаев. — Я тоже думал, что они есть, но на самом деле этих слов там нет». Мы с ним до утра проговорили. С двенадцати ночи до пяти утра.

— Это в горах все было?

— В горах. Господи, это ужасно было. Причем охрана Дудаева состояла из украинцев. Довольно «забавная» вещь. Для меня.

— Не помните, в каком районе происходила встреча?

— Нет. Меня ж в ночь тащили. В телогрейке, но с портфелем. Я спал в какой-то горной деревушке. Накануне. Потом день меня не выпускали из дома, чтобы бандюки никакие не увидели… А потом в темноте повезли дальше, в горы. Я спросил: «Что вам надо, чтобы вы остановились?» Он говорит: «Дайте нам права Татарстана и ничего больше не нужно».

— На чем Вы расстались с Дудаевым?

— Мы расстались с ним очень мирно, дружно и хорошо. Он сказал: «Подписывайте соглашение, я его постараюсь утвердить, если Ельцин подпишет хотя бы на два дня раньше меня». Второе, что он мне сказал. Слава Михайлов и его (Дудаева) человек вели в Ингушетии переговоры накануне ввода наших войск в Грозный. Переговоры шли очень хорошо, довольно дружелюбно и — вдруг прервались. Михайлов от имени президента Ельцина сказал, что тот приглашает его в Сочи. «Что переговоры один на один закончатся миром, я не сомневался и как ребенок радовался этому приглашению. Приехав, пошил новую форму, в Грозном. Пилотку мне девушки сделали, — как он сказал, — с собачкой…»

— С волком, «борзом»…

— Да, с волком. «Я готовился к этому вызову. Проходит неделя — нет, проходит другая — опять тишина. Наконец он (Ельцин) появляется в Москве, а не в Сочи. Я начинаю всех дергать: почему нет вызова? Поэтому, Аркадий Иванович, я вам заявляю официально, что если бы встреча эта состоялась, война бы не началась».

— Кому это было нужно?

— Ну я ему говорю тоже — а как вы думаете? А он начал мне перечислять фамилии. Я не хочу об этом сейчас говорить. Извини.

СВИДЕТЕЛЬСТВО ГРАЧЁВА

О том, что встреча между Ельциным и Дудаевым планировалась, свидетельствуют разные источники. Она действительно готовилась, но вот могла ли предотвратить войну.

Принято считать, что инициатором начала Первой Чеченской войны был министр обороны Павел Грачёв. Однако, судя по ряду источников, он, как мог, оттягивал начало полномасштабной военной операции. Однако первые лица в окружении Ельцина, в их числе глава правительства Виктор Черномырдин, считали, что Кремлю не повредит «маленькая победоносная война».

К тому времени Дудаев устроил переворот, аналогичный тому, что совершил в Москве Борис Ельцин: весной 1993 года Дудаев распустил правительство ЧРИ, парламент, конституционный суд и Грозненское городское собрание, введя на всей территории Чечни прямое президентское правление и комендантский час, а также назначил вице-президентом Зелимхана Яндарбиева. Вооруженные дудаевцы учинили разгром Центризбиркома. 4 июня был расстрелян митинг оппозиции, штурмом взяты здания мэрии Грозного и ГУВД, в результате чего было убито около полусотни человек.

Число очевидных, кричащих проблем накапливалось. Все большее число чеченцев проявляло недовольство или переходило на сторону вооруженной оппозиции. Многие сподвижники Дудаева из числа умеренных националистов, с которыми он брал власть, находились с ним в напряженных отношениях.

Нужно было дождаться, пока «плод» сам упадет в руки, однако в Москве победила партия войны. Ввод федеральных сил в Чечню вновь сделал генерала-президента знаменем всех сепаратистов и привлек в Чечню толпы зарубежных наемников и религиозных фанатиков.

Из интервью Павла Грачёва газете «Труд», март 2011 года: «Я еще надеялся оттянуть операцию до весны. Однако поступил приказ — выдвигать войска н емедленно. Я взял командование на себя и вылетел в Моздок. К 20 декабря войска вышли к границам Чечни. Б. Н. просил ускорить, я спорил, приводил доводы: нужно проводить воздушную разведку, составлять карты, обучать солдат… В конце концов предложил еще раз встретиться с Дудаевым.

— И что?

— Разрешил. Я взял двенадцать человек для охраны и переговоров и вертолетом вылетел в Ингушетию, в Слепцовск.

— Как вас встретили?

— Угрожающими возгласами толпы. Мы еле протиснулись в здание. А потом прибыл Дудаев. Толпа ликовала. Люди стреляли в воздух. С ним 250 охранников. Моих ребят они сразу оттеснили и разоружили.

— Вас могли и убрать.

— Запросто. Но Дудаев отдал распоряжение — не трогать. С ним за стол сели полевые командиры и духовные лица. Я без обиняков объявил: господин президент, Совбез приняли решение применить силу, если вы не подчинитесь указаниям Москвы. Дудаев спросил, пойдем ли мы дальше или только блокируем республику? Я ответил, пойдем до конца, пока не наведем порядок. Он — за свое: независимость, отделение от России, будем драться до последнего чеченца. Бородачи после каждого такого заявления в знак одобрения стучали стволами автоматов по столешнице, а духовные лица одобрительно кивали головами.

Потом мы с Дудаевым ушли в отдельную комнату. Там на столе фрукты, шампанское. Я говорю: «Джохар, выпьем». — «Нет, я мусульманин». — «А в Кабуле пил…» — «Ладно». Спрашиваю: «Ты понимаешь, что делаешь? Я же сотру тебя с лица земли». Он отвечает: «Понимаю, но уже поздно. Видел толпу? Если я дам уступку, меня и тебя расстреляют и поставят во главе другого». Мы пожали друг другу руки.

— Слово «война» было произнесено?

— Нет. Он военный, я военный — нам все стало ясно без слов. Вечером я доложил Ельцину, а потом от него поступила команда — наступать».

ГРУППА КРОВИ НА РУКАВЕ

Проходила информация, что среди личных вещей Дудаева были найдены партбилет и портрет Сталина. Так это или нет, сейчас трудно сказать. Похоже на апокриф. Однако то, что бывший советский полковник-артиллерист Аслан Масхадов, превратившийся из президента ЧРИ в террориста, держал партийный билет при себе до самого конца — это факт!

И Дудаев, и Масхадов были отличными офицерами Империи. Однако с разрушением Советского Союза вся их прежняя служба потеряла сакральный смысл. И они стали теми, кем стали… Чего не скажешь о бывшем президенте Ингушетии, Герое Советского Союза Руслане Аушеве, который смог удержаться сам и удержать свою республику от превращения во вторую Ичкерию.

Глядя на то, как разваливают Советский Союз, Дудаев, Масхадов и многие другие почувствовали себя свободными от присяги слабой и чуждой им власти. Точно также поступил отличный воин Империи, генерал от кавалерии Карл Маннергейм, ставший вождем финской нации.

В отличие от многих политических деятелей Финляндии, признанных военными преступниками, фельдмаршал и бывший президент Финляндии Карл Маннергейм избежал уголовного преследования — и Сталин не добивался этого! До конца жизни на рабочем столе Маннергейма стоял портрет с фотографией и личной подписью императора Николая II.

Если где-то во Вселенной существует параллельная «политическая» реальность, где видоизмененный СССР, пусть и под иным названием, продолжает существовать и в веке нынешнем, то там наверняка есть место и для генерала Дудаева, который, используя свой богатый афганский опыт, планирует операции ВКС против исламистов в Сирии.

Собирая Россию, выстраивая с нашими равноправными союзниками Евразийский Союз, мы должны хорошо помнить уроки истории и сделать все, чтобы катастрофа, дважды уничтожавшая нашу страну, в феврале 1917-го и августе-декабре 1991 года, никогда больше не повторилась вновь. И люди, готовые отдать свои жизни за общее дело, оставались бы с нами, а не сражались в числе заклятых и матерых врагов.

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 57 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!