Ппвс по несовершеннолетним

Постановление пленума верховного суда РФ «о судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»

Кругликов Лев, заведующий кафедрой юридического факультета Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Нина Скрипченко, доцент Северного (Арктического) федерального университета имени Ломоносова, кандидат юридических наук, доцент.

Внешне положительная динамика снижения уровня подростковой преступности не должна нас обманывать: она обусловлена в первую очередь сокращением числа несовершеннолетних в возрасте 14 — 18 лет в структуре населения. Изменилась в последние годы и качественная характеристика подростковой преступности, отличающаяся увеличением доли тяжких и особо тяжких преступлений среди несовершеннолетних. Указанные обстоятельства побуждают законодателя к активной нормотворческой деятельности в сфере профилактики преступности несовершеннолетних, а правоприменителя — к внимательному анализу реализуемых мер.

В связи с этим представляет интерес Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 «О судебной практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» . Следует отметить, что название указанного постановления вполне соответствует его содержанию, чего нельзя было сказать о ранее действовавшем Постановлении от 14 февраля 2000 г. N 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» , которое, судя по его названию, обобщало практику по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, а не о применении мер уголовно-правового воздействия к ним. Как и утратившее силу, так и действующее постановления носят комплексный характер, так как толкуют не только нормы уголовного закона, определяющего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, но и положения уголовно-процессуального законодательства, закрепляющего особенности уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 4. С. 2.
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4 (Постановление утратило силу).

Положительной новеллой являются ссылки высшего судебного органа (п. 2 Постановления) на международно-правовые акты, которые должны быть учтены нижестоящими судами при отправлении правосудия в отношении несовершеннолетних, причем в постановлении особо подчеркивается приоритет международных документов перед национальным законодательством в данной сфере.

Логически оправданным является изложение в Постановлении вопросов реализации норм уголовно-процессуального судопроизводства в отношении несовершеннолетних, предваряющее анализ норм уголовного закона, определяющих порядок и условия назначения несовершеннолетним наказания и иных мер уголовно-правового характера. Так, например, в п. 4 Постановления справедливо акцентируется внимание на рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних наиболее опытными судьями, на специализации судей, необходимости обеспечения их профессиональной компетентности путем обучения и переподготовки, причем не только по правовым вопросам, но и по педагогике, социологии, подростковой психологии, криминологии, виктимологии, применении ювенальных технологий, используемых в рамках процессуального законодательства.

Пленум Верховного Суда РФ уделил внимание вопросам, связанным с заключением под стражу несовершеннолетнего (п. п. 6, 7), с реализацией подростком права на защиту в период его уголовного преследования (п. 8), обязательным участием законного представителя несовершеннолетнего (п. п. 10, 12), педагога или психолога (п. 9).

Учитывая распространенность среди несовершеннолетних разного рода отклонений в психике, не связанных с психическим расстройством, представляет интерес комментарий к ст. 22 УК РФ, данный Верховным Судом РФ в п. 14 Постановления, в котором указывается: «Психическое расстройство несовершеннолетнего, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (часть 2 статьи 22 УК РФ, часть 2 статьи 433 УПК РФ)».

Таким образом, высший судебный орган ориентирует нижестоящие суды на учет психических расстройств, не исключающих вменяемости, только в роли обстоятельства, смягчающего наказание несовершеннолетним, сужая содержание данной нормы. Однако, на наш взгляд, такого рода отклонения в психике могут учитываться не обязательно как смягчающие обстоятельства (подобного ограничения ст. 22 УК не содержит, и не случайно, ибо состояние психического расстройства относится к обстоятельствам переменного характера) и не только и при выборе наказания, но и при избрании иных мер уголовно-правового воздействия. Например, назначая наказание условно, на несовершеннолетнего можно возлагать обязанность пройти курс психолого-педагогической, психологической коррекции и т.п. с учетом рекомендаций, содержащихся в заключении судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Комментируя нормы УК в части назначения наказания несовершеннолетним, Верховный Суд РФ акцентирует внимание нижестоящих судов на приоритете мер воздействия, не связанных с изоляцией подростка от общества. Как отмечено в постановлении, наказание в виде лишения свободы должно носить исключительный характер, его назначение должно обосновываться приведением мотивов принятого решения. Если несовершеннолетнему не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, а санкция не предусматривает иного, более мягкого вида наказания, применимого к подростку, подлежит назначению другой, более мягкий вид из числа указанных в ст. 88 УК. В этом случае ссылки на ст. 64 УК не требуется (п. 17).

Следует отметить, что ранее действовавшее Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. вопросам назначения несовершеннолетним наказания отводило крайне скромное место (п. п. 12, 13), что потребовало восполнения возникающих сомнений в ряде других актов толкования, в частности, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (п. п. 3, 19 — 27) . Систематизация указанных вопросов в рамках одного постановления является более удобной для правоприменителя.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 4.

В частности, ныне судам предписано при выборе наказания несовершеннолетнему учитывать положения, зафиксированные как в ст. ст. 6 и 60 УК, так и в ст. 89 УК (п. 17). Под несовершеннолетним лицом, «впервые совершившим преступление» в смысле ст. 88 УК, Пленум рекомендует считать лицо: а) совершившее одно или несколько преступлений, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено; б) когда предыдущий приговор не вступил в законную силу; в) судимости за ранее совершенные преступления сняты и погашены в установленном законом порядке (п. 26).

Учитывая широкую практическую реализацию условного осуждения в отношении подростков, оправданной является и более подробная детализация Верховным Судом РФ положений ст. 73 УК в п. 29 Постановления. На наш взгляд, является обоснованным расширительное толкование в Постановлении ч. 5 ст. 73 УК относительно обязанностей и ограничений, которые могут быть возложены на условно осужденного несовершеннолетнего, таких как прохождение курса социально-педагогической реабилитации (психолого-педагогической коррекции), возложение на несовершеннолетнего обязанности возвратиться в образовательное учреждение для продолжения обучения (при отсутствии противопоказаний), прохождение обследования в наркологическом диспансере, курса лечения от алкоголизма.

В то же время оказалось обойденным молчанием положение ч. 6.2 ст. 88 УК РФ, позволяющее судам повторно принимать решение об условном осуждении несовершеннолетнего, совершившего в период испытательного срока новое преступление, не являющееся особо тяжким. Законодатель отдает решение данного вопроса на усмотрение суда, указывая, что суды должны учитывать «обстоятельств дела и личность виновного». На практике применение ч. 6.2 ст. 88 УК носит распространенный характер, но применение это не всегда, исходя из проводимого нами анализа, обосновано, что влечет формирование у несовершеннолетнего чувства безнаказанности и, как следствие, — рецидив. Верховный Суд лишь разъяснил, что испытательный срок по каждому из приговоров исчисляется самостоятельно (п. 29).

К сожалению, отсутствует в упомянутом постановлении и толкование такого понятия, как «систематичность» неисполнения условно осужденным возложенных на него судом обязанностей, которая является в соответствии со ст. 74 УК основанием отмены условного осуждения. Статья 74 УК закрепляет основания продления испытательного срока при условном осуждении, к которым отнесены уклонение осужденного от исполнения возложенных на него судом обязанностей или совершение им нарушений общественного порядка, за которые он был привлечен к административной ответственности. Решение о продлении испытательного срока — не более чем на один год — принимает суд на основании представления органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.

Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что суды в отдельных случаях не соблюдают всех указанных требований. Так, постановлением Новодвинского городского суда на один месяц был продлен испытательный срок условно осужденному несовершеннолетнему Н. в связи с тем, что он доставлялся в ГОВД в состоянии токсического опьянения. Как следует из материалов дела, постановлением о назначении административного наказания совершившей административное правонарушение, предусмотренное ст. 20.22 КоАП РФ, была признана Н-а (мать условно осужденного). Именно на нее было наложено административное взыскание в виде штрафа в сумме 300 рублей. Таким образом, решение суда противоречило требованиям ч. ч. 2 и 3 ст. 74 УК .

Уголовное дело N 4у-100 // Архив Новодвинского городского суда Архангельской области за 2008 г.

Во избежание судебных ошибок и в целях формирования единой практики в обсуждаемом документе высшего судебного органа стоило бы обратить внимание судов на правильное понимание оснований продления испытательного срока условного осуждения, в частности на то, что закон не ограничивает продление испытательного срока только административными правонарушениями, связанными с нарушением общественного порядка, указанными в КоАП. Нарушение условно осужденным общественного порядка, ответственность за которое предусмотрена на уровне субъекта РФ, также может служить основанием для продления испытательного срока.

Как и в ранее действовавшем Постановлении, Пленум уделяет большое внимание применению к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия (п. п. 31 — 38). Помимо конкретизации применения указанных мер в отношении несовершеннолетних, в п. 32 Постановления дано толкование такому понятию, как «систематическое» неисполнение несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия, которое является основанием для отмены применения указанных мер. Однако, раскрыв понятие систематичности, конкретизировав временной промежуток, в течение которого возможны нарушения со стороны несовершеннолетнего, Пленум не разрешил ряд вопросов, возникающих у правоприменителя: можно ли считать систематическим неисполнением возложенных мер совершение преступления, следует ли назначать наказание по совокупности в случае совершения несовершеннолетним нового преступления в течение срока применения принудительных мер воспитательного воздействия?

Это интересно:  Уфмс заявление о виде на жительство

На наш взгляд, учитывая, что единственным условием привлечения подростка к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление в соответствии с ч. 4 ст. 90 УК РФ является систематическое неисполнение несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия, а совершение подростком преступления не подпадает под понятие «систематического» неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия», совершение подростком нового преступления исключает уголовную ответственность за преступление, в связи с совершением которого к нему применили принудительные меры воспитательного воздействия.

Небесспорно, полагаем, то утверждение, что для констатации систематичности требуется совершение подростком более двух раз определенной меры воспитательного характера; если же нарушение имело место по каждой из назначенных мер не более двух раз, оснований для применения принудительных мер нет (п. 32). Думается, важен сам факт многократного игнорирования несовершеннолетним определенных судом мер обременения, а не рецидив в отношении какой-то одной из альтернативных мер.

В п. 38 Постановления разъясняется, какому специализированному органу несовершеннолетний в соответствии со ст. 90 УК РФ передается под надзор и какой орган вправе обращаться в суд с представлением об отмене применения принудительный меры воспитательного воздействия. К таким «специализированным» органам Верховный Суд РФ относит комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Вместе с тем согласно п. 13 ч. 1 ст. 5 и п. 1 ч. 1 ст. 21 Федерального закона РФ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» 1999 г. и Инструкции по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, утвержденной Приказом МВД России от 26 мая 2000 г. N 569 , в соответствии с которыми индивидуальная профилактическая работа в отношении несовершеннолетних, освобожденных от уголовной ответственности вследствие акта об амнистии или в связи с изменением обстановки, а также в случаях, когда признано, что исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, проводится подразделениями по делам несовершеннолетних органа внутренних дел. Между названными нормативными актами и анализируемым нами документом усматривается, как мы видим, противоречие.

СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3177.
Документ официально опубликован не был. См.: СПС «КонсультантПлюс».

Изучение правоприменительной практики о применении принудительной меры в виде передачи несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, свидетельствует, что во всех случаях суды, мотивируя решение о передаче несовершеннолетнего под надзор специализированного государственного органа, ссылаются на то, что виновный вышел из-под контроля родителей. В тех случаях, когда суд принимал решение о передаче несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, на специализированные органы никаких обязанностей в судебном решении не возлагалось. Данная практика, строго говоря, закону соответствует, так как в п. «б» ч. 2 ст. 90 УК РФ перечисляются субъекты надзора за несовершеннолетним в альтернативе, но в целом она вряд ли обоснованна, поскольку консолидация усилий родителей подростка, преступившего закон, и специализированного органа, безусловно, повысит эффективность соответствующих мер . Тем более что специализированные государственные органы не имеют возможности непрерывно осуществлять наблюдение за поведением несовершеннолетнего; такую возможность имеют только лица, совместно проживающие с подростком.

Здесь, конечно, исключаются случаи, когда материалами дела бесспорно установлено, что родители несовершеннолетнего преступника не пользуются авторитетом у подростка, действительно утратили над ним контроль.

На основании изложенного представляется целесообразным законодательно разделить анализируемую меру на два относительно самостоятельных вида передачи несовершеннолетнего под надзор: 1) родителей или лиц, их заменяющих; 2) специализированного государственного органа. И рекомендовать судам — на уровне постановления Пленума — назначать их, как правило, в комплексе и по общему правилу не допускать случаев передачи несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, без привлечения специализированного государственного органа.

Толкуя нормы уголовного закона, предусматривающие ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления или совершение антиобщественных действий (ст. ст. 150, 151 УК), Верховный Суд РФ принципиально изменил свою позицию при определении момента окончания указанных преступлений. Так, если в п. 8 ранее действовавшего Постановления от 14 февраля 2000 г. указывалось, что преступления, ответственность за которые предусмотрена ст. ст. 150 и 151 УК, являются оконченными с момента вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления либо антиобщественных действий независимо от того, совершил ли он какое-либо из указанных противоправных деяний, то в п. 42 действующего Постановления Пленум связывает момент окончания преступлений, предусмотренных ст. ст. 150 и 151 УК, с моментом совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление или после совершения хотя бы одного из антиобщественных действий, предусмотренных диспозицией ч. 1 ст. 151 (систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством или попрошайничеством). Таким образом, для привлечения к уголовной ответственности по ст. ст. 150 и 151 УК требуется не только дача несовершеннолетним согласия на совершение преступления или антиобщественные действия, но и действия подростка, направленные на совершение указанных правонарушений. Учитывая, что на практике сложно доказать преступления, предусмотренные названными статьями уголовного закона, вовлечение несовершеннолетнего без объективных признаков, свидетельствующих о намерении несовершеннолетнего совершить преступное или антиобщественное деяние, такое толкование представляется вполне обоснованным.

Достаточно четко, в отличие от ранее даваемых разъяснений, Пленум определил субъективное отношение виновного к признаку, характеризующему возраст потерпевшего при совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 150 и 161 УК: осознавал ли взрослый факт несовершеннолетия вовлекаемого (п. 42 Постановления). Осознание, на наш взгляд, возможно в одной из следующих форм — знал, считал возможным, вероятным либо не исключал.

Ппвс по несовершеннолетним

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

28 июня 2002 г. № 3

Изменения и дополнения:

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 марта 2015 г. № 3 (Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 04.04.2015, 6/1476) ;

В целях предупреждения ошибок при производстве по делам о преступлениях несовершеннолетних и разъяснения спорных вопросов, возникших в судебной практике, Пленум Верховного Суда ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Обратить внимание судов на необходимость повышения качества рассмотрения дел о преступлениях несовершеннолетних. Производство по делам этой категории должно основываться на строгом соблюдении требований уголовного и уголовно-процессуального законов, максимально способствовать обеспечению защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, назначению справедливого наказания, предупреждению новых преступлений.

2. Судам иметь в виду, что порядок производства по делам о преступлениях несовершеннолетних определяется нормами уголовно-процессуального закона с учетом особенностей, указанных в соответствующих статьях и главе 45 УПК.

3. Судам необходимо учитывать, что согласно ч. 2 ст. 181 УПК по всем делам о преступлениях, совершенных лицами в возрасте до восемнадцати лет, независимо от достижения совершеннолетия к началу производства по делу, обязательно предварительное следствие.

4. Разъяснить судам, что дела о преступлениях несовершеннолетних рассматриваются коллегиально в составе судьи и двух народных заседателей, независимо от достижения восемнадцатилетнего возраста ко дню судебного разбирательства (п. 2 ч. 3 ст. 32 УПК).

5. В целях строгого соблюдения норм уголовно-процессуального закона, регулирующих судебное производство по делам о преступлениях несовершеннолетних, всестороннего и объективного разбирательства, с учетом особенностей личности несовершеннолетнего обвиняемого дела данной категории рассматриваются под председательством судей, имеющих специальную подготовку (ст. 430 УПК).

Такая подготовка предусматривает необходимость повышения квалификации не только по вопросам права, но и педагогики, социологии, психологии.

6. При наличии оснований для рассмотрения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего обвиняемого в закрытом судебном заседании судья при назначении судебного разбирательства указывает об этом в постановлении с обязательным обоснованием такого решения.

Если вопрос о рассмотрении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего обвиняемого в закрытом судебном заседании возник в ходе судебного разбирательства, то решение принимает суд, о чем выносит мотивированное определение.

7. Обратить внимание судов, что уголовно-процессуальным законом не предусмотрен вызов для участия в судебном разбирательстве представителей комиссий и инспекций по делам несовершеннолетних, а равно представителей учебно-воспитательных учреждений и трудовых коллективов, в которых учился или работал несовершеннолетний. Работники этих органов, учреждений и организаций могут быть допрошены судом в качестве свидетелей, если это требуется для выяснения обстоятельств дела и данных о личности несовершеннолетнего.

8. Судам следует строго соблюдать нормы УПК, гарантирующие право на защиту несовершеннолетнего обвиняемого. При этом надо иметь в виду, что участие защитника (адвоката) по делу о преступлении несовершеннолетнего обязательно, независимо от того, достиг ли обвиняемый совершеннолетия ко дню судебного разбирательства. Это же правило применяется и тогда, когда лицо обвиняется в преступлениях, одно из которых было совершено в возрасте до восемнадцати лет, а другое – после достижения совершеннолетия.

Право на защиту, реализуемое в соответствии со ст.ст. 41, 43, 44 УПК, предусматривает возможность участия в качестве защитника в уголовном процессе наряду с адвокатом близких родственников либо законных представителей несовершеннолетнего обвиняемого. По смыслу ч. 3 ст. 44 УПК участие законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в качестве защитника не влечет прекращения его полномочий как законного представителя.

С момента допуска защитника (адвоката) в производство по делу его участие является обязательным при проведении следственных действий с обвиняемым. Несоблюдение этих требований при допросе обвиняемого, а также при проведении с ним иных следственных действий в соответствии со ст. 105 УПК лишает юридической силы добытые доказательства, которые признаются недопустимыми, а поэтому не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания любого обстоятельства, указанного в ст. 89 УПК.

Это интересно:  Государственные льготы матери одиночки

Несоблюдение судом требований закона об обязательном участии защитника (адвоката) по делам о преступлениях несовершеннолетних признается в соответствии с п. 4 ст. 391 УПК существенным нарушением уголовно-процессуального закона и влечет отмену обвинительного приговора.

9. Суды обязаны строго выполнять требования ст. 437 УПК о том, что в судебное заседание по делу несовершеннолетнего обвиняемого должны быть вызваны его законные представители.

Если несовершеннолетний обвиняемый не имеет родителей и иных законных представителей, то суд в соответствии с ч. 2 ст. 56 УПК признает его законным представителем орган опеки и попечительства.

О признании органа опеки и попечительства законным представителем несовершеннолетнего обвиняемого и о допуске представителя к участию в судебном разбирательстве по уголовному делу судья выносит мотивированное постановление, а суд – определение.

Законными представителями несовершеннолетнего обвиняемого или лица, совершившего общественно опасное деяние, не могут быть признаны родители (усыновители), лишенные родительских прав; опекуны или попечители, освобожденные органами опеки и попечительства от выполнения своих обязанностей; лица, признанные недееспособными; лицо, которому вменяемым обвиняемому деянием, предусмотренным уголовным законом, причинен вред; лицо, которому причинен вред общественно опасным деянием.

Если указанные препятствия возникли после признания лица законным представителем несовершеннолетнего обвиняемого, суд решает вопрос о прекращении участия данного лица в судебном разбирательстве и принимает меры к замене его другим законным представителем.

10. Судам следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 5 ст. 56 УПК полномочия законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого в судебном разбирательстве прекращаются по достижении последним восемнадцати лет.

Прекращение судом участия законного представителя обвиняемого, достигшего восемнадцати лет, допускается при назначении судебного разбирательства по уголовному делу, в судебном разбирательстве – до начала судебного следствия, о чем выносится мотивированное постановление (определение).

Если несовершеннолетний обвиняемый достиг восемнадцати лет во время судебного следствия или после постановления приговора, законный представитель вправе обжаловать приговор и принимать участие в апелляционном рассмотрении дела.

11. Исходя из требований ст. 435 УПК, показания несовершеннолетнего обвиняемого, данные в отсутствие педагога или психолога, не имеют юридической силы, в соответствии с ч. 5 ст. 105 УПК признаются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания обстоятельств, указанных в ст. 89 УПК.

Допуская к участию в допросе несовершеннолетнего обвиняемого в судебном заседании педагога или психолога, необходимо удостовериться в его личности и компетентности, а также установить, нет ли препятствий, исключающих такое участие (ст. 86 УПК). В подготовительной части судебного заседания им разъясняются права и обязанности в соответствии со ст. 62 и ч. 1 ст. 435 УПК, а также ответственность за неисполнение без уважительной причины процессуальных обязанностей и неподчинение законным распоряжениям суда.

Прекращение участия педагога или психолога при достижении обвиняемым восемнадцатилетнего возраста во время судебного следствия не допускается.

12. При решении вопроса о применении меры пресечения в отношении несовершеннолетнего обвиняемого должна обсуждаться возможность отдачи его под присмотр родителей, усыновителей, опекунов, попечителей и других заслуживающих доверия лиц, а также администрации специального детского учреждения, в котором он находится. Несовершеннолетний обвиняемый может быть отдан под присмотр только до достижения им совершеннолетия по письменному ходатайству лица, которому он отдается.

13. Разъяснить судам, что содержащийся в ч. 2 ст. 27 УК перечень преступлений, за совершение которых уголовная ответственность установлена с четырнадцати лет, является исчерпывающим.

Однако если несовершеннолетний, достигший четырнадцатилетнего возраста, совершает общественно опасное деяние, ответственность за которое наступает с шестнадцати лет, но в его действиях одновременно имеются признаки другого преступления, указанного в ч. 2 ст. 27 УК, он подлежит уголовной ответственности и его действия необходимо квалифицировать по статье, названной в ч. 2 ст. 27 УК.

14. Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 89 УПК установление возраста (дата, месяц, год рождения) несовершеннолетнего входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Документами, подтверждающими возраст несовершеннолетнего, могут быть свидетельство о рождении, паспорт. В случае отсутствия документов или при сомнении в их достоверности данный вопрос следует решать в соответствии с п. 2 ст. 228 УПК путем назначения судебно-медицинской экспертизы.

Исходя из требований ст. 158 УПК, лицо следует считать достигшим определенного возраста не в день рождения, а начиная с ноля часов следующих суток. При установлении возраста экспертной комиссией днем рождения обвиняемого необходимо считать последний день того года, который назван экспертами, а при определении минимального и максимального числа лет следует исходить из предполагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

15. При наличии данных, вызывающих сомнение в умственном развитии несовершеннолетнего, совершившего общественно опасное деяние, следует назначать психологическую или психолого-психиатрическую экспертизу в соответствии с требованиями ст.ст. 226–228 УПК. При этом на разрешение психолого-психиатрической экспертизы может быть также поставлен вопрос, было ли способно лицо, совершившее общественно опасное деяние, сознавать его фактический характер или общественную опасность. На разрешение эксперта-психолога должен быть поставлен вопрос, соответствует ли умственное развитие несовершеннолетнего его возрасту.

Если судом будет установлено, что несовершеннолетний обвиняемый вследствие отставания в умственном развитии, не связанного с болезненным психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния был не способен сознавать фактический характер или общественную опасность своего деяния, то суд, руководствуясь положениями ч. 3 ст. 27 УК, постановляет оправдательный приговор.

С целью выяснения, не находился ли несовершеннолетний обвиняемый в состоянии уменьшенной вменяемости во время совершения общественно опасного деяния, в силу ст.ст. 226–228 УПК необходимо назначать судебно-психиатрическую или судебную психолого-психиатрическую экспертизу.

Согласно ч. 2 ст. 29 и ч. 1 ст. 116 УК совершение несовершеннолетним обвиняемым общественно опасного деяния в состоянии уменьшенной вменяемости вследствие болезненного расстройства психики или умственной отсталости при назначении наказания учитывается как смягчающее ответственность обстоятельство.

16. При рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних с участием взрослых судам надлежит тщательно выяснять характер взаимоотношений между взрослым и несовершеннолетним, поскольку эти данные могут иметь существенное значение для установления роли взрослого в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления или иное антиобщественное поведение.

Уголовная ответственность взрослого за вовлечение несовершеннолетнего в преступление или иное антиобщественное поведение наступает при доказанности умышленной вины (прямого или косвенного умысла), то есть что он был достоверно осведомлен о несовершеннолетнем возрасте вовлекаемого лица.

Следует также устанавливать, осознавал ли взрослый либо допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления.

17. Разъяснить судам, что под иным способом вовлечения несовершеннолетнего в преступление необходимо понимать действия, направленные на возбуждение у него желания участвовать в совершении одного или нескольких преступлений. Такие действия могут быть сопряжены с применением как физического, так и психического воздействия (убеждение, обман, запугивание, уверение в безнаказанности, подкуп, возбуждение чувства мести, зависти и других низменных побуждений, а равно инициирование преступления советами о месте и способе совершения преступления, обещанием сокрыть следы преступления, оказать содействие в сбыте похищенного и т.п.).

18. Рассматривая дела о преступлениях несовершеннолетних с участием взрослых, необходимо учитывать следующее:

а) если взрослый вовлек несовершеннолетнего, достигшего возраста, установленного ст. 27 УК, в совершение конкретного преступления, но сам участия в нем не принимал, то действия несовершеннолетнего квалифицируются по статье, предусматривающей ответственность за преступление, которое он совершил, а действия взрослого – по этой же статье, ст. 16 УК и по соответствующей части ст. 172 УК;

б) если взрослый вовлек несовершеннолетнего, не достигшего возраста, установленного ст. 27 УК, в совершение конкретного преступления, но сам участия в нем не принимал, в силу ч. 3 ст. 16 УК он несет ответственность за содеянное как исполнитель преступления, и его действия квалифицируются по статье, предусматривающей ответственность за преступление, совершенное несовершеннолетним, и по соответствующей части ст. 172 УК.

Преступление, предусмотренное ст. 172 УК, считается оконченным с момента, когда несовершеннолетний в результате воздействия взрослого начал приготовление к совершению преступления. Если несмотря на указанное воздействие несовершеннолетний не стал участвовать в преступлении, действия взрослого расцениваются как покушение на вовлечение несовершеннолетнего в преступление.

Преступление, ответственность за которое наступает по ст. 173 УК, является оконченным с момента вовлечения несовершеннолетнего в антиобщественное действие, указанное в статье, независимо от того, совершил ли несовершеннолетний какое-либо из этих противоправных действий.

В случае привлечения лица к ответственности по ст.ст. 172, 173 УК в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого и в приговоре наряду с другими обстоятельствами совершения преступления следует указывать способ вовлечения несовершеннолетнего в преступление или антиобщественное поведение.

19. Обратить внимание судов, что лицу, впервые совершившему в возрасте до восемнадцати лет преступление, не представляющее большой общественной опасности, наказание в виде лишения свободы не назначается.

Несовершеннолетний признается впервые совершившим преступление, если предыдущее общественно опасное деяние было совершено им до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, либо за это деяние истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности или судимость была погашена или снята в установленном законом порядке.

Если несовершеннолетний обвиняемый совершил первое преступление, не представляющее большой общественной опасности, а затем совершил любое другое преступление, то за первое преступление согласно ч. 1 ст. 115 УК наказание в виде лишения свободы не назначается.

20. Судам иметь в виду, что в ч. 2 ст. 115 УК в зависимости от категории преступлений установлены ограничения только по назначению максимальных сроков в виде лишения свободы лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет. При назначении минимального срока лишения свободы необходимо руководствоваться положениями ч. 1 ст. 57 УК, по которой этот срок составляет шесть месяцев.

Это интересно:  Требования к дефектоскописту

Если несовершеннолетний обвиняемый ко дню постановления приговора достиг восемнадцати лет, то отбывание наказания в виде лишения свободы назначается в исправительной колонии в условиях общего режима (ч. 4 ст. 115 УК), а за преступления, совершенные по неосторожности, – в исправительных колониях в условиях поселения (п. 1 ч. 4 и п. 1 ч. 5 ст. 57 УК).

21. Судам надлежит учитывать, что лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет, в соответствии со ст. 109 УК не может быть назначено дополнительное наказание в виде конфискации имущества. Неприменение к такому лицу этого вида дополнительного наказания за преступления, по которым конфискация имущества является обязательной, не требует ссылки на ст. 70 УК.

22. Если минимальные пределы наказания, указанные в санкции статьи Особенной части УК, превышают максимальные пределы соответствующего вида наказания, предусмотренного ст.ст. 110–115 УК, то при назначении наказания лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет, в пределах, установленных названными статьями, ссылка на ст. 70 УК не требуется.

Когда минимальный предел соответствующего вида наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК, ниже максимального предела, установленного для данного вида наказания ст.ст. 110–115 УК, то при назначении лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет, наказания ниже низшего предела, предусмотренного за данное преступление, применяется ст. 70 УК с приведением обоснований в описательно-мотивировочной части приговора.

При назначении наказания несовершеннолетнему организатору (руководителю) организованной группы не менее 3/4 срока наиболее строгого вида наказания необходимо руководствоваться не только ч. 2 ст. 66 УК, но и ст.ст. 110–115 УК, ограничивающими максимальные пределы сроков каждого из видов наказания, которые согласно ст. 109 УК могут быть применены к лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет.

При исчислении 3/4 срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК, надлежит исходить из максимальных сроков и размеров, установленных в ст.ст. 110–115 УК, если они ниже, чем предусмотрено в соответствующей статье Особенной части УК. Если максимальный срок наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК, по которой обвиняется несовершеннолетний организатор (руководитель) организованной группы, равен максимальному пределу, установленному ст.ст. 110–115 УК, или ниже его, то 3/4 срока наиболее строгого наказания исчисляется из максимального размера, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК.

Назначая наказание лицу, совершившему преступление в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, по правилам ст. 69 УК, при исчислении не более половины максимального срока или размера наказания необходимо исходить из максимальных сроков (размеров), установленных в ст.ст. 110–115 УК, а также из максимального срока (размера) избранного вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК, если максимальные сроки (размеры) наказания равны или ниже, чем указанные в ст.ст. 110–115 УК.

23. Наказание в виде штрафа назначается лицу, совершившему преступление в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, в соответствии с правилами, установленными частями 1 и 2 ст. 50, ст. 111 УК, и не может превышать 20-кратного размера базовой величины, установленной на день постановления приговора, а за корыстные преступления – стократного размера.

По смыслу ст. 111 УК минимальный размер штрафа лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет, не может быть менее однократного размера базовой величины, установленной на день постановления приговора.

При назначении наказания в виде штрафа лицу, совершившему в возрасте до восемнадцати лет преступление, предусмотренное статьей Особенной части УК, содержащей административную преюдицию, следует руководствоваться положениями ст. 111 УК.

24. Разъяснить судам, что по смыслу ч. 1 ст. 117 УК осуждение несовершеннолетнего за преступление, не представляющее большой общественной опасности, с применением принудительных мер воспитательного характера возможно и при совершении нескольких таких преступлений, а также при наличии прежней непогашенной судимости.

В соответствии со ст. 117 УК несовершеннолетнему одновременно может быть назначено несколько принудительных мер воспитательного характера, например предупреждение и возложение обязанности публично или в иной форме, определяемой судом, принести извинение потерпевшему.

При постановлении обвинительного приговора с применением вместо наказания принудительных мер воспитательного характера в его описательно-мотивировочной части надлежит указать мотивы такого решения.

25. Обратить внимание судов, что положения частей 1 и 2 ст. 43, ст. 65 УК о рецидиве преступлений и назначении наказания при рецидиве преступлений на лиц, совершивших преступления в возрасте до восемнадцати лет, не распространяются.

Вместе с тем следует иметь в виду, что судимости за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, не погашенные и не снятые в установленном законом порядке, образуют квалифицирующий признак повторности и судимости.

26. При назначении наказания в виде лишения свободы лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет, суду следует в каждом случае при наличии оснований, указанных в ст.ст. 77, 78 УК, обсуждать вопрос о применении отсрочки исполнения наказания либо об условном неприменении наказания.

27. Судам следует иметь в виду, что на лицо, совершившее преступление в возрасте до восемнадцати лет, осуждаемое с отсрочкой исполнения наказания в соответствии с частями 1 и 4 ст. 77 УК, возлагаются определенные обязанности, а при осуждении с условным неприменением наказания согласно ч. 1 и ч. 5 ст. 78 УК могут быть возложены такие обязанности. Суд вправе также одновременно поручить и наблюдение за несовершеннолетним осужденным, и проведение с ним воспитательной работы отдельному лицу с его согласия.

Если несовершеннолетний был осужден к наказанию, не связанному с лишением свободы, и до полного его отбытия совершил новое преступление, за которое назначено лишение свободы, а по совокупности назначено лишение свободы до пяти лет, то это само по себе при отсутствии указанных в ч. 2 ст. 77 УК и ч. 3 ст. 78 УК запретов не препятствует осуждению его с отсрочкой исполнения наказания или осуждению с условным неприменением наказания.

Осуждение с отсрочкой исполнения наказания или с условным неприменением наказания при наличии оснований, предусмотренных ст.ст. 77, 78 УК, может быть применено к лицу, которое ранее осуждалось к лишению свободы с отсрочкой исполнения наказания или с условным неприменением наказания, при осуждении к лишению свободы за преступление, совершенное до постановления первого приговора, и при назначении в соответствии с ч. 5 ст. 72 УК наказания на срок до пяти лет лишения свободы.

В случае неприменения осуждения с отсрочкой исполнения наказания или осуждения с условным неприменением наказания в отношении несовершеннолетнего, впервые осужденного к лишению свободы на срок до пяти лет, суд в описательно-мотивировочной части приговора должен указать, что данный вопрос обсуждался, и привести мотивы неприменения соответственно ст.ст. 77, 78 УК.

28. Разъяснить судам, что обращение родителей или лиц, их заменяющих, с просьбой о передаче несовершеннолетнего под их наблюдение само по себе не предрешает принятия судом решения об освобождении его от уголовной ответственности на основании ст. 118 УК. При наличии письменной просьбы родителей или лиц, их заменяющих, о передаче несовершеннолетнего под их наблюдение суд оценивает способность этих лиц осуществлять действенный контроль за поведением несовершеннолетнего.

В соответствии с ч. 2 ст. 118 УК передача несовершеннолетнего, совершившего преступление, под наблюдение родителей или лиц, их заменяющих, допускается при условии внесения ими залога до принятия такого решения. Об установлении суммы залога по поступившему ходатайству родителей или лиц, их заменяющих, о передаче им несовершеннолетнего под наблюдение суд выносит определение.

Несовершеннолетний, освобожденный от уголовной ответственности, считается не имеющим судимости. Если несовершеннолетний в течение года после освобождения от уголовной ответственности с передачей под наблюдение родителей или лиц, их заменяющих, совершит умышленное преступление, то по постановлению судьи сумма залога обращается в доход государства.

30. Материальный и моральный вред, причиненный действиями несовершеннолетнего лица в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, подлежит возмещению непосредственным причинителем вреда. Родители, усыновители, попечители этого лица, а также учреждения, перечисленные в п. 2 ст. 943 ГК, несут ответственность в том случае, если у несовершеннолетнего нет достаточного заработка или имущества для возмещения вреда и если они не докажут, что вред возник не по их вине. Родители, усыновители, попечители, а также соответствующие учреждения, привлеченные в качестве гражданских ответчиков, возмещают вред в долевом порядке.

Эта обязанность родителей, усыновителей, попечителей и соответствующих учреждений прекращается по достижении осужденным совершеннолетия либо когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность.

Если при необходимости органами предварительного следствия к участию в деле в качестве гражданских ответчиков не были привлечены родители, усыновители, попечители, воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения и другие аналогичные учреждения, суд должен вынести определение о признании указанных лиц и учреждений гражданскими ответчиками, разъяснить им права и обязанности, предусмотренные ст. 55 УПК, обеспечить условия для их реализации.

31. Рекомендовать судам систематически изучать и обобщать практику рассмотрения дел о преступлениях несовершеннолетних и при наличии к тому оснований направлять представления в соответствующие организации либо должностным лицам для принятия мер предупредительного характера.

32. Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь, областным, Минскому городскому судам усилить надзор за рассмотрением судами уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних, о вовлечении их в преступление или антиобщественное поведение.

Председатель
Верховного Суда
Республики Беларусь