Мирный договор 1925

Портсмутский мирный договор 1905 года, 23 августа (5 сентября) (СИЭ, 1968)

ПОРТСМУТСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1905 года — договор, завершивший русско-японскую войну 1904-1905 годов. Подписан в Портсмуте (Portsmouth, США, штат Нью-Хэмпшир) 23 августа (5 сентября) со стороны России — председатель Кабинета министров С. Ю. Витте и послом в США Р. Р. Розеном, со стороны Японии — министром иностранных дел Д. Комура и посланником в США К. Такахира.

Напав на русский флот в Порт-Артуре и Чемульпо и захватив Ляодунский полуостров, Корею, южную часть Маньчжурии, Япония вела войну с крайним напряжением сил; поэтому, несмотря на военные успехи, японское правительство начиная с июля 1904 года неоднократно пыталось через Англию, Германию и США склонить Россию к переговорам об условиях мира. Этого же добивалась дипломатия Англии, Франции и США, опасавшаяся окончательного поражения России и связанного с этим резкого усиления позиций Германии в Европе и Японии на Дальнем Востоке. В апреле 1905 года, заручившись поддержкой Англии и США, Япония обратилась к президенту США Т. Рузвельту с официальной просьбой о посредничестве. Русское правительство, отказавшееся до этого идти на уступки, после Цусимы было вынуждено принять предложение Рузвельта о созыве при его посредничестве мирной конференции в Портсмуте. Царизм стремился развязать руки для борьбы с начавшейся в России революцией.

Мирная конференция открылась 9 августа (по новому стилю). Переговоры вели в основном Витте и Комура. Активное участие в них принял Рузвельт. Япония требовала передачи ей права на аренду Ляодунского полуострова, Южно-Маньчжурской железной дороги (ЮМЖД), всего острова Сахалин, признания за ней «свободы действий» в Корее (фактически — превращения ее в японскую колонию), уплаты контрибуции, отвода русских войск из Маньчжурии, ограничения военно-морских сил России на Дальнем Востоке с выдачей Японии интернированных в нейтральных портах русских кораблей, предоставления права рыбной ловли вдоль русского побережья. Россия соглашалась лишь на уступку Ляодуна и той части ЮМЖД, которая находилась в зоне японской оккупации, а также на заключение рыболовной конвенции. Русская делегация, заявив, что на конференции «нет ни победителей, ни побежденных», настаивала на одновременной эвакуации войск обеих сторон из Маньчжурии и обусловила существенными оговорками признание Кореи сферой японского влияния. Остальные японские требования были отвергнуты. После напряженной дипломатической борьбы Япония отказалась от большей части неприемлемых для России требований.

По Портсмутскому мирному договору Россия уступала Японии: арендные права на Ляодунский полуостров с Порт-Артуром и Дальним; ЮМЖД от Порт-Артура до Чанчуня (Куаньчэнцзы); южную половину Сахалина (до 50-й параллели). Она признавала Корею сферой японского влияния (однако это признание оговаривалось зафиксированным в протоколе конференции обязательством Японии не принимать без согласия правительства Кореи мер, затрагивающих суверенитет последней) и соглашалась на заключение рыболовной конвенции. Обе стороны обязывались: полностью и одновременно вывести свои войска из Маньчжурии; не препятствовать торговле там других стран, эксплуатировать принадлежащие им в Маньчжурии железные дороги только в коммерческих целях; не возводить на Сахалине укреплений; не принимать мер, препятствующих свободе мореплавания в проливе Лаперуза и Татарском. Договор предусматривал порядок обмена военнопленными и установления русско-японских торговых отношений. Условия Портсмутского мирного договора не удовлетворили японские империалистические круги, которые выражали резкое недовольство договором, требовали возобновления войны и добились отставки Комура (1906). Лишь после длительной борьбы в правящих кругах Токио и Петербурга обе стороны пришли к решению закрепить Портсмутский мирный договор (см. Русско-японское соглашение 1907 года). Заключение мира помогло царизму расправиться с революцией.

При установлении в 1925 году дипломатических отношений с Японией Советское правительство признало Портсмутский мирный договор, но с оговоркой, что не несет за него политической ответственности. Японский империализм, оккупировав в 1931 году Маньчжурию, грубо нарушил условия Портсмутского мирного договора. В 1945 году, после разгрома империалистической Японии во 2-й мировой войне, Портсмутский мирный договор был окончательно ликвидирован.

И. В. Бестужев. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 11. ПЕРГАМ — РЕНУВЕН. 1968.

Протоколы Портсмутской мирной конференции и текст договора между Россией и Японией. СПБ, 1906; Сб. договоров и дипломатич. док-тов по делам Д. Востока. 1895-1905, СПБ, 1906; Сб. договоров России с др. гос-вами. 1856-1917, М., 1952.

История дипломатии, 2 изд., т. 2, M., 1963; Романов Б. A., Очерки дипломатич. истории русско-япон. войны, 1895-1907, 2 изд., М.-Л., 1955; Кутаков Д. Н., Портсмутский мирный договор, М., 1961; Витте С. Ю., Воспоминания, т. 2, М., 1960; Портсмут. Переписка С. Ю. Витте и др. лиц, «КА», 1924, т. 6-7; Rosen R. R., Forty years of diplomacy, v. 1-2, N. Y., 1922; Dennett Th, Th. Roosevelt and the Russo-Japanese war, N. Y., 1925.

Мирный договор 1925

20 января 1925 г. в Пекине после длительных переговоров была подписана Конвенция об основных принципах взаимоотношений между СССР и Японией. Соглашение содержало ряд значительных уступок в пользу Японии, на которые советская сторона пошла ради установления дипломатических отношений и стабилизации ситуации на российском Дальнем Востоке.

Конвенция устанавливала двусторонние дипломатические и консульские отношения между Советским Союзом и Японией. В ней подтверждались условия русско-японского Портсмутского договора 1905 г. и содержалось согласие на возможный пересмотр всех договоров и соглашений (а, следовательно, и рыболовной конвенции 1907 г.), заключённых между бывшей Российской империей и Японией до 25 октября (7 ноября) 1917 г.

Одним из важнейших положений Пекинского договора было взаимное обязательство государств не допускать присутствия на территориях, находящихся под их юрисдикцией, организаций или групп, «претендующих стать правительством на какой-либо части территории одной из Договаривающихся Сторон».

Специальными протоколами определялось положение острова Сахалин. Япония обязалась к 15 мая 1925 г. вывести свои войска с территории Северного Сахалина, который на основании протокола «А» немедленно переходил под суверенитет СССР. Этим протоколом стороны также подтвердили, что ни одна из них не имеет тайного договора или соглашения с какой-либо третьей стороной, которые бы угрожали суверенитету и безопасности другой стороны. Протоколом «Б» устанавливалось предоставление Японии концессий на эксплуатацию 50% площади восьми нефтяных месторождений на Северном Сахалине, выбранных японской стороной.

Пекинский договор обеспечил советскому государству продолжительную мирную передышку на Дальнем Востоке. Уже в первой половине мая 1925 г. эвакуация японских войск из северной части Сахалина была закончена.

В 1945 г. Советско-японская конвенция «Об основных принципах взаимоотношений» прекратила своё действие.

Лит.: История внешней политики СССР, 1917–1980. Т. 1. М., 1980; Плотников А. Ю. Формирование дальневосточной границы России в XVIII — первой половине XX вв. Автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 2009; Русские Курилы: история и современность: Сборник документов по истории формирования русско-японской и советско-японской границы. М., 2002; СССР — Япония. К 50-летию установления советско-японских дипломатических отношений (1925-1975). М., 1978; Черевко К. Е. Серп и молот против самурайского меча. М. 2003.

См. также в Президентской библиотеке:

Версальский мирный договор 1919 года, 28 июня

ВЕРСАЛЬСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1919 года — договор, официально завершивший первую мировую войну 1914-1918 годов. Подписан в Версале (Франция) 28 июня 1919 потерпевшей поражение в войне Германией, с одной стороны, и одержавшими победу в войне «союзными и объединившимися державами» — с другой: США, Британской империей, Францией, Италией, Японией, Бельгией, Боливией, Бразилией, Кубой, Экуадором, Грецией, Гватемалой, Гаити, Хиджазом, Гондурасом, Либерией, Никарагуа, Панамой, Перу, Польшей, Португалией, Румынией, Сербо-Хорвато-Словенским государством, Сиамом, Чехословакией и Уругваем. Договор был подписан от имени США В. Вильсоном, Р. Лансингом, г. Уайтом и др., от Британской империи — Ллойд Джорджем, Э. Б. Лоу, А. Дж. Бальфуром и другими, от Франции — Ж. Клемансо, С. Пишоном, А. Тардьё, Ж. Камбоном и другими, от Италии — С. Соннино, Дж. Империали, С. Креспи, от Японии — Сайондзи, Макино, Синда, Мацуи и другими, от Германии — г. Мюллером, доктором Беллем. Версальский мирный договор имел целью закрепление передела капиталистического мира в пользу держав-победительниц в ущерб Германии. Версальский мирный договор в значительной мере был направлен и против первого в мире Советского государства, а также против усилившегося под влиянием тягот войны и Великой Октябрьской социалистической революции международного революционного движения рабочего класса. Версальский мирный договор, указывал В. И. Ленин, есть «. договор хищников и разбойников», «это неслыханный, грабительский мир, который десятки миллионов людей, и в том числе самых цивилизованных, ставит в положение рабов» (Соч., т. 31, с. 301).

Из подписавших Версальский мирный договор государств США, Хиджаз и Экуадор отказались его ратифицировать. Американский Сенат под влиянием изоляционистов отказался от ратификации Версальского мирного договора из-за нежелания США связывать себя участием в Лиге наций (где преобладало влияние Англии и Франции), устав которой был неразрывной частью Версальского мирного договора. Взамен Версальскому мирному договору США заключили с Германией в августе 1921 года особый договор, почти идентичный Версальскому мирному договору, но не содержавший статей о Лиге наций. В связи с тем, что Версальский мирный договор содержал постановления о передаче Японии китайской провинции Шаньдун, Китай отказался от подписания Версальского мирного договора.

Версальский мирный договор вступил в силу 10 января 1920 года, после ратификации его Германией и четырьмя главными союзными державами — Англией, Францией, Италией и Японией. Заключению Версальского мирного договора предшествовали длительные секретные переговоры, ставшие особенно интенсивными после заключения Компьенского перемирия 1918 года между Германией и главными союзными державами. Условия договора были выработаны на Парижской мирной конференции 1919-1920 годов.

Версальский мирный договор состоял из 440 статей и одного протокола. Он делился на 15 частей, которые, в свою очередь, были разделены на отделы. Часть 1-я (ст. 1-26) излагала устав Лиги наций. Части 2-я (ст. 27-30) и 3-я (ст. 31-117) были посвящены описанию и начертанию границ Германии с Бельгией, Люксембургом, Францией, Швейцарией, Австрией, Чехословакией, Польшей и Данией, а также касались политического устройства Европы. В соответствии с этими статьями Версальского мирного договора Германия передавала Бельгии округа Мальмеди и Эйпен, а также так называемую нейтральную и прусскую части Морене, Польше — Познань, части Померании (Поморья) и Западной Пруссии, возвращала Франции Эльзас-Лотарингию (в границах, существовавших до начала франко-прусской войны 1870-1871 годов), признавала Люксембург вышедшим из Германского таможенного объединения; г. Данциг (Гданьск) был объявлен вольным городом, г. Мемель (Клайпеда) передан в ведение держав-победительниц (в феврале 1923 года присоединен к Литве); к Чехословакии отошла от Германии небольшая часть Силезии. Исконные польские земли — на правом берегу Одера, Нижняя Силезия, большая часть Верхней Силезии и др. — остались у Германии. Вопрос о гос. принадлежности Шлезвига, отторгнутого от Дании в 1864 году (см. Датская война 1864), южной части Восточной Пруссии и Верхней Силезии должен был быть решен плебисцитом (в результате часть Шлезвига перешла в 1920 году к Дании, часть Верхней Силезии в 1921 году — к Польше, южная часть Восточной Пруссии осталась у Германии). На основе ст. 45 «в качестве компенсации за разрушение угольных копий на севере Франции» Германия передавала Франции «в полную и неограниченную собственность. угольные копи, расположенные в Саарском бассейне», который переходил на 15 лет под управление специальной комиссии Лиги наций. По истечении этого срока плебисцит населения Саара должен был решить дальнейшую судьбу этого района (в 1935 году отошел к Германии). Статьями 80-93, касающимися Австрии, Чехословакии и Польши, германское правительство признавало и обязывалось строго соблюдать независимость указанных государств. Вся германская часть левобережья Рейна и полоса правого берега шириной в 50 км подлежали демилитаризации. Согласно ст. 116, Германия признавала «независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской империи к 1. VIII. 1914», а равно и отмену как Брестского мира 1918 года, так и всех других договоров, заключенных ею с Советским правительством. Ст. 117 раскрывала планы авторов Версальского мирного договора, рассчитанные на разгром Советской власти и расчленение территории бывшей Российской империи, и обязывала Германию признать все договоры и соглашения, которые союзные и объединившиеся державы заключат с государствами, «которые образовались и образуются на территории бывшей Российской империи». Эта статья имела особую антисоветскую направленность.

Это интересно:  Некачественный диван экспертиза

Часть 4-я Версальского мирного договора (ст. 118-158), касавшаяся германских прав и интересов вне Германии, лишала ее всех колоний, которые позднее были поделены между главными державами-победительницами на основе системы мандатов Лиги наций: Англия и Франция разделили между собой на части Того и Камерун (Африка); Япония получила мандат на принадлежавшие Германии острова Тихого океана к Северу от экватора. Кроме того, к Японии переходили все права Германии в отношении Цзяочжоу и всей Шаньдунской пров. Китая; таким образом, договор предусматривал ограбление Китая в пользу империалистической Японии. Район Руанда-Урунди (Африка) переходил к Бельгии в качестве подмандатной территории, Юго-Западная Африка стала подмандатной территорией Южно-Африканского Союза, принадлежавшая Германии часть Новой Гвинеи была передана Австралийскому Союзу, Самоа — Новой Зеландии, «Треугольник Кионга» (Юго-Восточная Африка) был передан Португалии. Германия отказалась от преимуществ в Либерии, Сиаме, Китае, признавала протекторат Англии над Египтом и Франции над Марокко.

Части 5-8-я Версальского мирного договора (ст. 159-247) были посвящены вопросам, связанным с ограничением численности германских вооруженных сил, наказанием военных преступников и положением германских военнопленных, а также репарациям. Германская армия не должна была превышать 100 тысяч человек и предназначалась, по планам авторов Версальского мирного договора, исключительно для борьбы против революционного движения внутри страны, обязательная военная служба отменялась, основная часть сохранившегося военно-морского флота Германии подлежала передаче победителям. Германия обязывалась возместить союзникам убытки, понесенные правительствами и отдельными гражданами стран Антанты в результате военных действий.

Части 9-10-я (ст. 248-312) касались финансово-экономических вопросов и предусматривали обязательство Германии передать союзникам золото и другие ценности, полученные ею в ходе войны от Турции, Австро-Венгрии (в качестве обеспечения займов), а равно от России (по Брестскому миру 1918 года) и Румынии (по Бухарестскому мирному договору 1918 года). Германия должна была аннулировать все договоры и соглашения экономического характера, которые она заключила с Австро-Венгрией, Болгарией, Турцией, а также с Румынией и Россией.

Части 11-12-я (ст. 313-386) регулировали вопросы воздухоплавания над германской территорией и порядок использования союзниками германских портов, железнодорожных и водных путей.

Часть 13-я В. м. д. (ст. 387-427) была посвящена созданию Международного бюро труда.

Заключительные 14-15-я части Версальского мирного договора (ст. 428-440) устанавливали гарантии выполнения договора со стороны Германии и обязывали последнюю «признать полную силу мирных договоров и дополнительных конвенций, которые будут заключены союзными и объединившимися державами с державами, сражавшимися на стороне Германии».

Версальский мирный договор, продиктованный Германии державами-победительницами, отражал глубокие, непреодолимые империалистические противоречия, которые не только не ослабли, а, наоборот, еще более обострились после окончания 1-й мировой войны. Стремясь разрешить эти противоречия за счет Советского государства, державы-победительницы сохранили в Германии господство реакционных империалистических групп, призванных стать ударной силой в борьбе против молодой социалистической страны и революционного движения в Европе. В этой связи нарушение Германией военных и репарационных статей Версальского мирного договора фактически попустительствовалось правительствами стран-победительниц. Преследуя цель восстановления военно-промышленного потенциала Германии (см. Дауэса план, Юнга план), США, Англия и Франция неоднократно пересматривали размер и условия репарационных платежей. Этот пересмотр завершился тем, что с 1931 года Германия в соответствии с предоставленным правительством США мораторием вообще прекратила платежи репараций. СССР был противником Версальского мирного договора, неизменно разоблачал его империалистический, грабительский характер, но в то же время решительно выступал против проводившейся гитлеровцами под видом борьбы с Версальским мирным договором политики развязывания второй мировой войны, 1939-1945 годов. В марте 1935 года гитлеровская Германия, введя всеобщую воинскую повинность, односторонним актом нарушила военные статьи Версальского мирного договора, а англо-германское морское соглашение от 18 июня 1935 года явилось уже двусторонним нарушением Версальского мирного договора. Захват Германией Австрии (1938), Чехословакии (1938-1939) и ее нападение на Польшу (1 сентября 1939 года) означали окончательную ликвидацию Версальского мирного договора.

Вопросам, связанным с подготовкой Версальского мирного договора, оценкой его характера и значения в послеверсальском устройстве Европы и новой расстановки сил в мире, посвящена обширная литература различных политических направлений. При этом главной тенденцией буржуазной историографии в оценке Версальского мирного договора является стремление скрыть хищнический, империалистический характер этого договора, попытка оправдать позицию, занятую делегацией «своей» страны в период разработки и подписания Версальского мирного договора. Особенно отчетливо эта тенденция проявляется в таких книгах англ. авторов, как «Правда о мирных договорах» Ллойд Джорджа (D. Lloyd George, The truth about the peace treaties, v. 1-2, 1938, рус. пер., т. 1-2, 1957), «Как делался мир в 1919 г.» г. Николсона (Н. Nicolson, Peacemaking 1919, 1933, рус. пер. 1945), «Великобритания, Франция и германская проблема в 1918-1939 гг.» У. М. Джордана (W. M. Jordan, Great Britain, France and the German problem 1918-1939, L.-N. Y., 1943, рус. пер. 1945), в работах Дж. М. Кейнса (J. M. Keynes, The economic consequences of the peace, 1920, рус. пер.: «Экономические последствия Версальского мирного договора», 1924), г. У. Темперлея (H. W. Temperley, A history of the Peace conference of Paris, v. 1-6, 1920-24) и др. Несмотря на откровенную апологию британского империализма, указанные книги могут служить историческими источниками благодаря огромному фактическому и документальному материалу, который в них приводится.

Характерной чертой американской историографии, относящейся к Версальскому мирному договору, является попытка оправдать внешнюю политику правительства В. Вильсона, идеализировать его «Четырнадцать пунктов», положенные в основу «миротворческой» деятельности главы амер. делегации на Парижской мирной конференции 1919-1920 годов, убедить читателей, будто американская дипломатия при разработке Версальского мирного договора и договоров с союзными с кайзеровской Германией государствами руководствовалась принципами «справедливости» и «самоопределения народов» (Е. М. House, The intimate papers of colonel House, v. 1-4, 1926-28, рус. пер.: Э. Хауз, Архив полковника Хауза, т. 1-4. Конец войны. Июнь 1918 — ноябрь 1919, 1944; R. S. Baker, Woodrow Wilson and world settlement, v. 1-3, 1923-27, рус. пер.: С. Бейкер, Вудро Вильсон. Мировая война. Версальский мир, 1923; Н. С. F. Bell, Woodrow Wilson and the people (1945); D. Perkins, America and two wars (1944); Ch. Seymour, American diplomacy during the World war (1934); Th. Bailey, Woodrow Wilson and the lost peace (1945) и др.). Однако американская историография бессильна опровергнуть оценку политики Вильсона, данную В. И. Лениным, который отмечал, что «идеализированная демократическая республика Вильсона оказалась на деле формой самого бешеного империализма, самого бесстыдного угнетения и удушения слабых и малых народов» (Соч., т. 28, с. 169).

Обширный документальный и фактический материал о Версальском мирном договоре содержится в книге французского государственного деятеля А. Тардьё «Мир» (A. Tardieu, La paix, 1921, рус. пер. 1943). Будучи участником Парижской конференции и являясь на ней ближайшим помощником Ж. Клемансо, Тардьё внимательно следил за ходом обсуждения германских и других проблем. Это позволило ему подробно осветить в своей книге борьбу вокруг территориальных, репарационных и прочих постановлений Версальского мирного договора. Вместе с тем в своем труде Тардьё выступает защитником французского империализма, его внешней политики в германском вопросе.

Определенный интерес для изучающих историю Версальского мирного договора представляют книги бывшего итальянского премьера Ф. Нитти (F. Nitti, La decadenza dell’Europa, 1921, рус. пер.: «Европа над бездной», 1923) и генерального секретаря итальянской делегации на Парижской конференции Л. Альдрованди-Марескотти (L. Aldrovandi-Marescotti, Guerra diplomatica. 1937, рус. пер.: Дипломатическая война. 1944). На работах этих авторов отразился тот факт, что Великобритания, Франция и США «обделили» Италию при решении территориаьных проблем на конференции. Отсюда та резкая критика, которой они подвергли решения этой конференции.

Научно обоснованную оценку Версальского мирного договора дала советская историография. Опираясь на характеристику Версальского мирного договора, данную В. И. Лениным, на обширный документальный материал, анализируя внешнеполитич. курсы гос-в — главных инициаторов и руководителей Парижской мирной конференции 1919-1920 годов — Великобритании, Франции и США, советские историки (Б. Е. Штейн («Русский вопрос» на Парижской мирной конференции (1919-20 гг.), 1949, И. И. Минц, А. М. Панкратова, В. М. Хвостов (авторы глав «Истории дипломатии», т. 2-3, М., 1945) и др.) убедительно показали империалистическую сущность Версальского мирного договора, его непрочность и пагубные последствия для народов всего мира.

Б. Е. Штейн, E. Ю. Богуш. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 3. ВАШИНГТОН — ВЯЧКО. 1963.

Версальский мирный договор, пер. с франц., M., 1925; Traité de Versailles 1919, Nancy — R.-Stras., 1919.

Это интересно:  Отчет о выполнении предписания трудовой инспекции

Пекинский договор 1925 года

Пекинский договор 1925 года (Советско-японская конвенция 1925 года об основных принципах взаимоотношений) — договор между Японией и СССР об установлении дипломатических отношений, подписанный в 1925 году в Пекине.

После Октябрьской революции Япония активно участвовала в интернациональной интервенции на Дальнем Востоке России. Попытки советского правительства нормализовать советско-японские отношения оставались безуспешными из-за враждебности Японии. И с разгромом интервенции Антанты в европейской части России 1918—1920 и укреплением международных позиций Советской России Япония продолжала уклоняться от признания СССР.

Такая политика Японии привела к тому, что 13 февраля 1924 советские властные структуры направили японскому консулу во Владивостоке уведомление, суть которого сводилась к тому, что положение консула Японии с этого момента перестает признаваться советской стороной официальным, а сам он будет рассматриваться как частное лицо.

Подобное развитие событий оказалось для японской стороны достаточно неожиданным. Еще более японское правительство было шокировано установлением в том же 1924 дипломатических отношений Великобританией и Францией с СССР. Кроме того, дипломатические отношения с советской Россией в 1924 установил и Китай. В связи с этим японская сторона позитивно откликнулась на очередное предложение Москвы о нормализации межгосударственных отношений, и 14 мая 1924 официальные советско-японские переговоры начались в Пекине. Итогом этих длительных непростых переговоров стало подписание 20 января 1925 советско-японской конвенции об основных принципах взаимоотношений, 2 прилагавшихся к ней протоколов «А» и «Б», декларации Советского правительства и 2 нот, которыми стороны обменялись между собой.

Советско-японская конвенция устанавливала двусторонние дипломатические и консульские отношения. Согласно конвенции, Япония обязалась к 15 мая 1925 вывести свои войска с территории Северного Сахалина, который немедленно после этого на основании протокола «А» переходил под суверенитет СССР. Этим протоколом стороны также подтвердили, что ни одна из них не имеет тайного договора или соглашения с какой-либо третьей стороной, которые бы угрожали суверенитету и безопасности другой стороны. В декларации Советского правительства, приложенной к конвенции, подчеркивалось, что правительство СССР не разделяет с бывшим царским правительством политическую ответственность за заключение Портсмутского мирного договора 1905.

Между тем в конвенции было закреплено соглашение сторон, что все заключённые Россией и Японией до 7 ноября 1917 договоры, соглашения и конвенции, исключая Портсмутский мирный договор, должны быть пересмотрены.

Стороны договорились приступить к пересмотру подписанной в 1907 российско-японской рыболовной конвенции. Правительство СССР дало согласие на предоставление японским подданным, компаниям и ассоциациям концессий на эксплуатацию сырьевых естественных богатств на всей территории СССР. Детализация условий контрактов на концессии была дана в прилагавшемся к советско-японской конвенции протоколе «Б».

В целом, Пекинский договор 1925 содержал ряд значительных уступок в пользу Японии, на которые советская сторона пошла ради установления дипломатических отношений и стабилизации таким образом ситуации на российском Дальнем Востоке, поскольку признание Японией Советской России не в последнюю очередь вело к прекращению (или, по крайней мере, усложнению) оказания японской стороной до этого момента активной поддержки антисоветских белогвардейских сил на Дальнем Востоке за пределами СССР.

На основании советско-японской конвенции 22 июля 1925 были подписаны контракты о предоставлении Японии угольной, а 14 декабря 1925 — нефтяной концессии.

Согласно материалам советской стороны, японская сторона в дальнейшем систематически нарушала советско-японскую конвенцию и концессионные контракты, создавая конфликтные ситуации с советской стороной.

В ходе переговоров весной 1941 относительно заключения Советско-японского пакта о нейтралитете советская сторона поставила вопрос о ликвидации японских концессий на Северном Сахалине. Япония дала на это письменное согласие, но оттягивала его выполнение в течение 3 лет. Тем не менее, в конце концов победы Советской Армии над гитлеровской Германией побудили японское правительство пойти на выполнение ранее данного согласия, и 30 марта 1944 в Москве был подписан Протокол о ликвидации японской нефтяной и угольной концессий на Северном Сахалине и передаче советской стороне всего концессионного имущества японской стороны.

20 января 1925 года СССР и Япония подписали Пекинский договор

20 января 1925 г. СССР и Япония подписали Пекинский договор, установив дипломатические отношение. Во время Гражданской войны в России японцы активно участвовали в интернациональной интервенции на Дальнем Востоке. Попытки Москвы хоть как-то нормализовать отношения с восточным соседом оставались безуспешными из-за крайне враждебной позиции Японской империи.

Япония хотела получить от ослабления России максимальную выгоду. Для поддержания в России хаоса японцы оказывали помощь Колчаку и атаману Семёнову. С разгромом войск Колчака, интервенции Антанты в европейской части России в 1918—1920 гг. и укреплением мировых позиций Советской России, ситуация для Японии изменилась. Когда к началу 1920 года для американцев стало ясно, что Колчак и его режим – это «отработанный материал», в Японию была направлена нота, где указывалось, что дальнейшее пребывание иностранных войск в России не только не помогает, но и мешает русскому народу разумно устроить свою жизнью. С чего это США озаботились интересами русского народа? Ответ прост – установить проамериканский режим Колчака в России не удалось, главная карта США была бита, и американцы уходя, не хотели давать японцам шанс на закрепление на русских землях. Необходимо учесть и тот факт, что американское общественное мнение, к этому моменту, склонялось к тому, что Россию надо оставить в покое, люди почувствовали, что интервенции провалилась. Одно дело, когда русские сами убивают друг друга, а «союзники» белых ждут за их спинами положительного результата. Самим умирать американцам, французам и британцам не хотелось.

Однако Япония имела своё мнение в отношении своего присутствия на Дальнем Востоке. Японцы были готовы воевать не только штыками и саблями колчаковцев и семёновцев, но сами, если будет выгода. А выгода была. К началу 1920 года на русском Дальнем Востоке была самая настоящая политическая мешанина из интервентов (в основном — японцев), недолговременных «правительств» самых различных сил и авантюристов, остатков колчаковцев, семёновцев, красных партизанов, «зелёных» и очагов Советской власти. Во Владивостоке одновременно существовали японские и американские войска, Временное правительство Дальнего Востока с большевиком Сергеем Лазо.

После Николаевского инцидента, когда в 12 — 15 марта 1920 г. в Николаевске-на-Амуре крупный красный партизанский отряд под командованием анархиста Якова Тряпицына уничтожил японский гарнизон, японское командование решило ликвидировать советскую власть на дальнем Востоке. В ночь с 4 на 5 апреля 1920 года произошло хорошо подготовленное нападение, во Владивостоке было введено военное положение, Лазо арестован (в конце мая передан белым и убит). Немногочисленные советские войска отступили.

Главной причиной, почему японцы не хотели уходить с Дальнего Востока – это сырьё. После этого два года японцы вели борьбу за Приморье и поддерживали различные антисоветские элементы. Всякого рода атаманы вроде Семёнова не могли уничтожить советскую власть, но оттянуть её приход в Приморье могли, при внешней поддержке. И всё это время японцы могли безнаказанно пользоваться богатствами русского Дальнего Востока.

Европейцы же из Сибири ушли. 16 января 1920 года Верховный совет Антанты принял решение о снятии блокады с Советской России и выводе войск из Сибири. 24 февраля 1920 года советское правительство предлагает японской стороне начать мирные переговоры. Но японцы уходить с русских земель не хотели. Более того, наиболее решительно настроенные офицеры мечтали о Байкале, Ангаре и Иркутске. Токио отказал Москве под весьма смехотворным предлогом: японцы заявили, что опасаются за жизнь и имущество своих подданных, а также за мир в Маньчжурии и Корее. А в начале апреля японская армия начала новый этап интервенции, избавившись от очагов советской власти на Дальнем Востоке.

Ответом Москвы стало создание 6 апреля 1920 года буферной Дальневосточной республики в Забайкалье. Так, началась более чем двухлетняя история ДВР. В Чите сидел посаженный и поддерживаемый японцами атаман Семёнов. Но 25 июля 1920 года японские войска оставили Читу, и отошли в Амурскую область. Японская империя цеплялась за свой дальневосточный шанс на русской земле до последнего. В отличие от Соединенных Штатов, такая дальневосточная политика правительства внутри самой Японии была популярной. Японцы и белые отступали только под давление Красной Армии и красных партизан.

26 августа 1921 года в японском Дайрене (бывшем русском порту Дальнем на китайском Ляодунском полуострове) начались переговоры между представителями Японской империи и Дальневосточной республики. Они шли долго, японская сторона их всячески затягивала, и в итоге сорвала – в апреле 1922 года. На эти формальные переговоры Токио пошло только с одной целью, чтобы иметь возможность заявить мировому сообществу, что «сибирскую» проблему она может решить самостоятельно. Дело в том, что в Вашингтоне с 12 ноября 1921 года по 6 февраля 1922 года проходила конференция девяти великих держав по поводу тихоокеанского и дальневосточного вопросов, и ограничения морских вооружений.

В ноябре 1921 г. белые войска из Приморья перешли в наступление и 22 декабря заняли Хабаровск, затем продвинулись на запад до станции Волочаевка Амурской железной дороги. В феврале 1922 года части Народно-революционной армии Дальневосточной Республики под командованием Василия Блюхера перешли в наступление и взяли штурмом Волочаевские позиции. 14 февраля НРА заняла Хабаровск, белые отступили под прикрытие японских войск. 15 августа японцы заявили о предстоящей эвакуации – сила на дальнем Востоке окончательно переходила к Советам. В сентябре белые сделали ещё одну попытку наступления, но она была отражена. 4 октября 1922 года силы НРА перешли в наступление, началась Приморская операция (4 — 25 октября 1922), последняя крупная операция Гражданской войны.

Однако и в таких условиях японцы не хотели уйти просто так. Они пытались что-нибудь выторговать на переговорах с ДРВ и РСФСР в китайском Чаньчуне в сентябре 1922 года. Теперь японская сторона была готова принять проект договора с ДРВ, ранее отвергнутый ими в Дайрене, и теперь – с учётом приближения полного поражения белых в Приморье – кране выгодный для Японии. Но теперь уже не склонна была торговаться Москва.

19 октября советские войска вышли к Владивостоку, где всё ещё находился 20 тыс. японский военный контингент. В ходе начавшихся переговоров японское командование 24 декабря заключило соглашение с правительством ДВР о выводе своих войск с Дальнего Востока. 25 октября последние японцы и остатки белогвардейских войск эвакуировались, во Владивосток вошли части НРА и партизаны. В этот же день Народное собрание ДРВ объявило власть Советов на всём русском Дальнем Востоке. 15 ноября 1922 года Всероссийский центральный исполнительный комитет объявил о вхождении дальневосточной республики в состав РСФСР. Таким образом, исключительная жадность и упорство японцев продлило белогвардейщину и интервенцию на русской земле до 1922 года.

Это интересно:  Осаго автобус

Япония была вынуждена думать о том, как наладить уже мирные отношения с Советской Россией. Однако и в этом вопросе японское правительство не спешило. Но жизнь шла, отношения с соседом надо было налаживать. В январе 1923 года мэр Токио – Гото, предложил начать переговоры между Японией и Россией для выяснения существующих между ними «недоразумений». Позже Гото стал председателем Японо-советского общества культурных связей. 13 февраля 1924 года советская сторона направила японскому консулу во Владивостоке уведомление о том, что статус консула Японии аннулирован, и он будет рассматриваться как частное лицо. Кроме того, на Токио оказал влияние тот факт, что Великобритания, Франция и Китай установили дипломатические отношения с СССР. Поэтому Токио положительно отреагировал на очередное предложение советского правительства о нормализации межгосударственных отношений.

14 мая 1924 года в Пекине начались официальные советско-японские переговоры. Их итогом стало соглашение от 20 января 1925 года. Это была Конвенция об основных принципах взаимоотношений, два прилагавшихся к ней протоколов «А» и «Б». Документ восстанавливал двусторонние дипломатические и консульские отношения. Японская империя обязалась вывести к середине мая войска с территории Северного Сахалина, который согласно протоколу «А» переходил под суверенитет Советского Союза. Одновременно этот же протокол подтвердил, что ни одна из держав не имеет тайного договора или соглашения с какой-либо третьей страной, который мог бы угрожать суверенитету и безопасности участника конвенции.

Японцы войска с Сахалина вывели. Но по угольной и нефтяной концессиям Япония, они были подписаны 22 июля и 14 декабря 1925 года, Япония получала с тамошних концессионных промыслов до 200 тыс. тонн нефти и 130 тыс. тонн угля в год.

СССР сделал ряд значительных уступок в пользу Японской империи, чтобы установить дипломатические отношения и стабилизировать обстановку на Дальнем Востоке. Москва была вынуждена признать ряд соглашений заключённых до октября1917 года, включая Портсмутский мирный договор 1905 года. Однако в декларации Советского правительства, которая прилагалась к конвенции, подчёркивалось, что СССР не разделяет с бывшим царским правительством политическую ответственность за заключение Портсмутского договора 1905 года. Стороны также договорились приступить к пересмотру утверждённой в 1907 году российско-японской рыболовной конвенции. Советское правительство дало согласие на предоставление подданным Японии, компаниям концессий на использование сырьевых естественных богатств на территории СССР. Детали условий контрактов на концессии были даны в протоколе «Б».

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Проблема заключения мирного договора между Россией и Японией

Особенностью отношений России с Японией является существование в них проблемы заключения мирного договора, который включал бы решение вопроса о пограничном размежевании.

Основным препятствием на пути к достижению договоренности является выдвижение Японией необоснованных территориальных претензий на южные Курильские острова (о. Итуруп, о. Кунашир и Малая Курильская гряда).

Курильские острова — архипелаг вулканических островов на границе Охотского моря и Тихого океана, между островом Хоккайдо и полуостровом Камчатка. Состоят из двух параллельных гряд островов — Большой Курильской и Малой Курильской. Первые сведения о Курильских островах сообщил русский землепроходец Владимир Атласов. В 1745 году большая часть Курильских островов была нанесена на карту.

Параллельно с освоением Курил Россией, шло продвижение японцев на Северные Курилы. Отражая японский натиск, Россия в 1795 году построила укрепленную военную стоянку на острове Уруп. К 1804 году на Курилах фактически сложилось двоевластие: на Северных Курилах сильнее ощущалось влияние России, на Южных — Японии. Но формально все Курилы по-прежнему принадлежали России.

7 февраля (26 января по старому стилю) 1855 года был подписан первый русско-японский договор — Трактат о торговле и границах. Он провозгласил отношения мира и дружбы между двумя странами, открыл для российских судов три японских порта и установил границу в районе Южных Курил между островами Уруп и Итуруп.

В 1875 году был заключен новый Трактат, согласно которому Россия уступала Японии острова от Урупа до Шумшу. Япония в свою очередь признала остров Сахалин полностью принадлежащим России.

С заключением нового соглашения — Трактата о торговле и мореплавании между Россией и Японией (1895) Договор 1855 года утратил силу, однако было подтверждено действие соглашения 1875 года.

В свою очередь, Трактат 1895 года был разорван Японией в одностороннем порядке после нападения на Россию в 1904 году. Договор 1875 года сохранял силу вплоть до 1905 года, когда по итогам русско-японской войны, в результате которой Япония вышла победительницей, был подписан Портсмутский мирный договор, по которому Россия уступала Японии все Куpилы и южный Сахалин (южнее 50-й параллели северной широты). Более того, с 1920 года по май 1925 года под оккупацией Японии находился Северный Сахалин.

11 февраля 1945 года на Крымской (Ялтинской) конференции между руководителями Советского Союза, США и Великобритании Иосифом Сталиным, Франклином Рузвельтом и Уинстоном Черчиллем было подписано соглашение, согласно которому в обмен на участие советских войск в войне против Японии СССР передавались Курилы и Южный Сахалин, потерянные в русско-японской войне 1904-1905 годов.

2 сентября 1945 года Япония подписала Акт о безоговорочной капитуляции, приняв условия Потсдамской декларации 1945 года, по которой ее суверенитет был ограничен островами Хонсю, Кюсю, Сикоку и Хоккайдо, а также менее крупными островами японского архипелага. Острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи отходили Советскому Союзу. На Сан-Францисской конференции 1951 года СССР не подписал мирный договор с Японией. Одной из причин такого шага стало отсутствие в тексте договора четких указаний на то, что Южный Сахалин и Курильские острова перешли под суверенитет Советского Союза (в соответствии с решениями Крымской (Ялтинской) конференции 1945 года).

Отказ от подписания вызвал серьезные дипломатические последствия. Воспользовавшись этим фактом, Япония по рекомендации США в 1955 году предъявила СССР претензии на все Курильские острова и южную часть Сахалина, на этот раз, ссылаясь на двусторонний Трактат о торговле и границах 1855 года. В результате двухлетних переговоров позиции сторон сблизились, и Япония ограничила свои претензии островами Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп.

19 октября 1956 года в Москве была подписана Совместная декларация СССР и Японии о прекращении состояния войны между двумя государствами и восстановлении дипломатических и консульских отношений. Декларация фиксировала отказ сторон от взаимных претензий, возникших в результате войны, а также отказ СССР от репарационных претензий к Японии. Руководство СССР сочло возможным отметить в документе, что, Советский Союз, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан с тем, однако, что фактически передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между сторонами.

Одновременно с декларацией был подписан протокол о развитии торговли с взаимным предоставлением режима наибольшего благоприятствования.

После заключения в 1960 году японо-американского договора о безопасности, СССР аннулировал обязательства, взятые на себя декларацией 1956 года.

Позднее с советской стороны стали делаться заявления о том, что территориальный вопрос в отношениях между СССР и Японией решен в результате Второй мировой войны и как таковой вообще не существует.

В апреле 1991 года по итогам официального визита в Японию президента СССР Михаила Горбачева было подписано Совместное советско-японское заявление, в котором Советский Союз впервые официально признал наличие территориальной проблемы в отношениях с Японией, была подчеркнута важность ускорения работы по завершению подготовки мирного договора с использованием накопленного опыта в двусторонних переговорах, начиная с Совместной советско-японской декларации 1956 года.

После распада СССР начался новый этап в российско-японских отношениях. В октябре 1993 года состоялся официальный визит в Японию президента России Бориса Ельцина. В ходе переговоров 13 октября была подписана Токийская декларация, в которой говорилось о необходимости «преодоления в двусторонних отношениях тяжелого наследия прошлого» и «скорейшего заключения мирного договора путем решения указанного вопроса», чтобы таким образом полностью нормализовать двусторонние отношения.

В последующие годы руководители России и Японии неоднократно возвращались к вопросу мирного договора и территориальной проблеме, но безрезультатно, так как позиции сторон диаметрально противоположны.

Япония претендует на острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, ссылаясь на двусторонний Трактат о торговле и границах 1855 года. Позиция Москвы в том, что южные Курилы вошли в состав СССР по итогам Второй мировой войны, и российский суверенитет над ними имеет соответствующее международно-правовое оформление.

По Совместной декларации 1956 года оговаривалась передача Японии Хабомаи и Шикотана после заключения мирного договора, а судьба Кунашира и Итурупа не затрагивалась. Именно разграничение статуса двух пар островов в этом документе, как считают эксперты, и создало основные сложности для всего переговорного процесса на протяжении последующих 60 лет. Идея передачи Японии сначала двух островов, как это оговорено в декларации 1956 года, обсуждалась на встрече лидеров России и Японии Владимира Путина и Есиро Мори в 2001 году, но с приходом к власти Дзюнъитиро Коидзуми идею отложили.

В середине октября 2016 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что предлагает президенту Владимиру Путину взять на себя ответственность и совместно продвигать переговоры для решения вопроса мирного договора.

В ходе визита президента России в Японию в декабре 2016 года лидеры согласовали заявления о начале переговоров по налаживанию на южных Курильских островах совместной хозяйственной деятельности. Владимир Путин отметил, что такое сотрудничество будет способствовать созданию благоприятной атмосферы для продолжения переговоров по заключению мирного договора.

В феврале 2017 года при МИД Японии был создан совет по совместной экономической деятельности. Осуществление совместных проектов рассматривается по таким направлениям, как марикультура, тепличное хозяйство, туризм, ветроэнергетика и переработка мусора. Согласно договоренности, эта деятельность не должна нарушать юридические позиции обеих стран.

12 сентября 2018 года президент России Владимир Путин, выступая на пленарном заседании Восточного экономического форума, предложил Японии заключить мирный договор до конца года без всяких дополнительных условий. Он предложил прописать в тексте документа желание Москвы и Токио урегулировать споры по территориальному вопросу.